О противодействии терроризму: за и против

26.07.2016

 Начальствующий епископ РОСХВЕ, член Общественной палаты РФ, член Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте РФ епископ Сергей Ряховский прокомментировал "Закон Яровой" для русскоязычной диаспоры в США. Предлагаем Вашему вниманию интервью главы РОСХВЕ газете "Диаспора":

На днях Президент России подписал принятый 24 июня этого года Государственной Думой закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О противодействии терроризму» (законопроект Яровой – Озерова). Против этого закона активно выступили крупнейшие российские интернет-компании, правозащитники, религиоведы, общественные и религиозные деятели. Наш корреспондент Юрий Коротков попросил прокомментировать некоторые положения этого закона, Начальствующего епископа Российского объединенного Союза христиан веры евангельской (пятидесятников) Сергея Ряховского.

– Сергей Васильевич, одни называют новый закон «антитеррористическим», другие – «антимиссионерским». Почему у верующих такие опасения? В чем, с вашей точки зрения, его двусмысленность?

– Прежде всего, хотел бы отметить, что в десяти регионах России уже некоторое время назад были приняты так называемые «антимиссионерские» законы. Однако ни одного случая применения этих законов на практике пока нет. Опасность же этого закона заключается в расплывчатости ряда формулировок, что в сочетании с недостаточной грамотностью в религиоведческих вопросах чиновников и правоохранителей на местах способно привести к очень неприятным инцидентам.

На сегодняшний день у христианских юристов сформирована правовая позиция по защите конституционного права граждан на свободу вероисповедания. Будем наблюдать за тем, как закон будет применяться. Также стоит отметить, что более всего и религиозное, и экспертное сообщество было озабочено тем, как закон был принят – без обсуждения в Общественной палате РФ.

Как правило, законы, затрагивающие гражданское общество, проходят там так называемое «нулевое чтение». А в данном случае всё проходило без согласования с профильным комитетом Госдумы, без обсуждения на Совете по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте РФ. В третьем чтении закон был принят в последний рабочий день Государственной думы РФ! Все это и вызвало нешуточное напряжение в обществе.

– Почему вы считаете этот закон новым вызовом церкви, ограничивающим ее миссионерскую деятельность?

– Здесь,  важно сказать, что совместными усилиями и руководителей религиозных объединений страны, и экспертного сообщества закон перед принятием удалось серьезно изменить. Вместо крайне размытой формулировки «миссионерской деятельности», под которую попадал даже любой разговор о вере дома или в транспорте, в окончательный текст вошел другой вариант. Миссионерская деятельность в нашем церковном понимании и в формулировке закона – это разные вещи.

Теперь церквям и миссиям нужно больше уделять внимание вопросам документальной подготовки массовых евангелизаций, правильной маркировке материалов, т.к. штрафы за нарушения весьма серьезные. Необходимо более ответственно относиться к выдаче удостоверений священнослужителя. Но в целом, как мы проповедовали Христа, так и будем проповедовать, как проводили евангелизации, так и будем их проводить.

– Как положения этого закона могут отразиться на деятельности зарубежных миссионеров, в том числе русскоязычных, приезжающих в Россию с миссионерской целью? 

– Здесь тоже сложности носят больше документальный характер. Правильное оформление целей поездок, виз и, при необходимости, трудовых договоров помогут избежать серьезных проблем, прежде всего опять-таки крупных денежных штрафов, причем собственно трудовые договора нужны не всегда. Например, участие в богослужении – право каждого человека, не только гражданина РФ. Но если иностранец проводит серию семинаров, то это уже другой вопрос.

На недавнем вебинаре в Славянском правовом центре Лев Симкин подробно говорил об этом. Можно познакомиться с вебинаром, запись доступна в Интернете, проконсультироваться с юристами нашего Союза или СПЦ. Вообще, это определенный тренд последних лет. Все больше внимания надо уделять церквям и миссиям, вопросам правильного оформления различных документов. Поэтому РОСХВЕ регулярно проводит семинары, посвященные вопросам, связанным с делопроизводством, бухгалтерским учетом в религиозных организациях и т.д.

– В новом законе сказано, что нельзя принуждать членов церквей к отчуждению принадлежащего им имущества в пользу религиозного объединения. Разве это не защита прав верующих?

– Думаю, что это одна из тех норм закона, которые являются избыточными, и не совсем понятно, как их применять. Призыв к пожертвованию – это принуждение? Нет? А что тогда принуждение? Я сейчас довольно часто комментирую этот закон для СМИ, и на одном из прямых эфиров мне ведущая сказала, что этот закон защитит евангельских верующих от православных миссионеров… Ну, что тут скажешь?

– Существенная часть «антитеррористического пакета» посвящена Интернету. Согласно документу, операторы связи и «организаторы распространения информации» должны в течение полугода хранить всю переданную информацию, что должно помочь ФСБ выявить потенциальную угрозу обществу и стране в целом. Разве это не забота об обеспечении общественной безопасности?

– Собственно, весь этот пакет направлен именно на то, чтобы спецслужбы могли эффективнее бороться с терроризмом и религиозным экстремизмом. Актуальность этой борьбы подтверждают недавние террористические акты во Франции, до этого в Бельгии. И работу государства в области борьбы с терроризмом можно только приветствовать и благословлять.

Проблема в том, что иногда при разработке подобных законов нарушается Конституция, ущемляются права человека, в частности свободы совести. И вот это неправильно. Ряд экспертов уверен, что многие из норм нового закона вообще не повлияют на борьбу с терроризмом, некоторые просто избыточны, т.к. уже прописаны в других законодательных актах.

– Сейчас вы проводите многочисленные семинары, вебинары, встречи, консультации с целью разъяснения основных положений нового закона, который может нанести ущерб религиозным объединениям. Что, по вашему мнению, могут сделать в этом плане русскоязычные верующие, проживающие в разных странах, в том числе в США? 

– Совершенно очевидно, что первое из того, что могут делать верующие не только в США, но и во всем мире, это молитва. На днях в Санкт-Петербурге у нас прошла прекрасная молитвенная конференция, где очень много говорилось о важности общей молитвы, молитвы искренней и непрестанной. И второе, это не поддерживать и не распространять панические настроения в духе «снова наступил 37 год» и «в России запретили проповедовать Евангелие». Я жил в советское время, а мой отец был трижды репрессирован за веру, так что мне есть с чем сравнивать.

Личное благовестие никак не попадает под действие нового закона. Желаю всем русскоязычным верующим благословений. Проповедуйте Евангелие, служите Господу там, куда Он вас переселил, и храни вас Бог!

Источник: Diasporanews.com

© 2006—2017. Централизованная религиозная организация Российский объединенный Союз христиан веры евангельской (пятидесятников)

Тел.: (499) 110-3714, факс: (499) 110-3714  |  Адрес: г. Москва, пр. Андропова, д.18, корп. 1, оф. 538

Работает на Cornerstone