Роль женщин в служении евангельских церквей в СССР

08.03.2016

При возникновении темы о "воплощении женственности" религиозный мир моментально направляет нас к образу Богоматери с ее кротостью, скромностью, терпением и молчаливостью. Мария прекрасна! Но, читая и изучая Священное Писание мы, протестантские женщины совершенно отчетливо видим образы женщин смелых, решительных, способных встать в проломе не только за себя, свою семью, но даже целый народ. Достаточно вспомнить Авигею - жену Навала, человека злого, жестокого и неблагодарного. Мужественная и смелая, она одна вышла, чтобы спасти свою семью и глупого мужа. Девору -  пророчицу и судью, мать в Израиле, возглавившую народ в борьбе за освобождение от ига поработителей в то время, когда не нашлось ни одного мужчины, достойного занять место судьи. Есфирь - девушку сироту, однажды ставшую орудием в Божьих руках, решительно выйдя навстречу смерти за дом отца, за свой народ!
Этот список можно долго продолжать и, каждая из них - прекрасная яркая личность, чья жизнь уже сама по себе - частичка  истории.

В истории церкви, к сожалению, мы не увидим множества женских имен, но среди тех, кого она бережно хранит, нельзя не упомянуть жену, супругу, верную спутницу Мартина Лютера - королеву Реформации, прекрасную Катарину Фон Бора.

Эта сильная женщина подарила Лютеру шестерых детей, она несла на себе все тяготы хозяйства, быта.Когда Мартин Лютер переживал минуты душевного волнения  - она одна могла поддержать его, сказать или просто посмотреть так, что великий реформатор моментально приходил в себя и был способен продолжать совершать свой труд.

Очень быстро ветер Реформации прибыл и на русские земли. Женские имена известны нам среди тех, кто не покладая рук, трудился на Ниве Божьей на российской земле. Всегда, во все времена женщины были активны на миссионерском поприще и, поверьте, можно долго рассказывать об их труде и героической вере, но, позвольте сразу перешагнуть в советский период.

У меня появилось множество вопросов. Как жилось верующим женщинам в церкви в советское время? Каким образом они служили Господу, семьям, окружающим их людям? Как выходили замуж, создавали и сохраняли семьи? Как  воспитывали детей без воскресных школ, детских служений, а нередко даже без Библий? Гонимые и притесняемые со стороны властей и общества, как понимали они &всякая душа будет покорна властям&- какова их социальная позиция и есть ли чему нам учиться у них? Да и вообще, как удалось гонимой, пребывающей в жестких условиях протестантской церкви выстоять в безбожной советской стране?

В поисках ответов я отправилась в архив. Здесь в бережно собранных папках хранится наша история – история евангельских общин Москвы и Московской области. Всматриваясь в пожелтевшие листы, пытаюсь найти ответы на эти и многие другие вопросы.

За долгий послевоенный период (1945-1980гг.) в Москве и Московской области было всего три официально зарегистрированные общины, все остальные существовали незаконно, действовали нелегально и были постоянно преследуемы и гонимы. Во всех без исключения общинах численность женщин-прихожанок в разы превышала численность мужчин. Например, в 1950 году в московской общине из 445 человек: 42 мужчины и 403 женщины. В 1972 году в той же общине из 5.162 человек: 686 мужчин  и 4.476 женщин&. Женщин было значительно больше во всех возрастных категориях и, ситуация совсем не отличалась по районам Московской области. Не трудно догадаться, что выйти замуж за единоверца было сложно, если не сказать невозможно. И, даже если женщине посчастливилось выйти замуж в церкви, она должна была быть готовой вновь остаться одной. Советское правительство частенько готовило такие &сюрпризы& – в день бракосочетания жениха забирали и сажали в тюрьму, а невеста должна была быть готовой к тому, что значительную часть своей жизни ее муж проведет в узах за Христа, а ей придется нести все тяготы одной и принимать пренебрежительное отношение к себе, как к жене врага народа.

   В обозначенный период времени не упоминаются женщины священнослужители. Максимум, в архивных документах встречаются женщины диаконисы и регенты хоров. Это можно списать на суровые религиозные устои, а можно понять, что в условиях жесточайших гонений мужчины отводили женщинам роль, хоть и второстепенную, но необходимую для сохранения общины и внутреннего уклада жизни. Они понимали, что когда пересажают мужчин, возьмутся за женщин, и давали им шанс «поднять» детей и сохранить общину. Да, женщины не могли проповедовать, участвовать в некоторых молитвенных служениях, совершать обряд крещения и причастия, порой, месяцами ожидали приезда пресвитера или диакона для совершения этих таинств. Но вот вопрос: что нужно было делать, когда умирал человек, и в общине не было ни одного брата, кто должен был молиться, как долго можно было ждать приезда пресвитера?

   Сегодня нам понятно, что в условиях нелегального или полулегального существования евангельские церкви сформировались как замкнутая субкультура, ставившая своей целью самосохранение и выживание. Приходилось компенсировать недостаток внешних впечатлений внутренней жизнью общины, и огромная роль в этом отводилась женщинам: различные женские группы (от изучения Библии до рукоделия и домоводства), организация свадеб, празднования юбилеев и дней рождения. Ими создавались молодежные группы (особенной популярностью пользовались музыкальные коллективы, хоры, оркестры), которые разъезжали по разным городам и имели общение с единоверцами. Женщины особо активно занимались благотворительной деятельностью: собирали посылки тем, кто находился в узах, а также средства на миссионерскую деятельность. Позже, в 1960-80 гг. стали неотъемлемой и многочисленной частью команд Самиздата на местах, создали Совет родственников узников, заключенных за Слово Божье.

Именно женщины создавали среду и условия для воспитания детей в христианской вере. Сегодня нам сложно представить, как дети росли без воскресных школ и детских служений, даже Библию иметь было практически невозможно. Например,  евангельские христиане в 1968 году получили разрешение на печатание 20.000 Библий, но этого не хватило даже на всех проповедников Советского Союза (для понимания – зарегистрирован был 1 проповедник на общину, а это значит, в Москве и Московской области могло быть только 3 Библии).

В большинстве случаев организаторами этой опасной, влекущей уголовное преследование работы с детьми  были молодые девушки. Дети мечтали попасть на богослужение, а родителям это грозило серьезным наказанием. Несмотря на все трудности, семьи были крепкими, сильными и многодетными. Дети рано взрослели, помогали старшим, становились горячими служителями.

Итак, предпочтение в управлении служением отдавалось мужчинам, но при этом самыми активными и успешными евангелистами были женщины. Иван Петрович Федотов (один из руководителей незарегистрированного братства пятидесятников) часто называл свою жену, Валентину Борисовну (ныне живущую и здравствующую), &евангелисткой&, хотя ни разу никто не видел ее стоящей перед людьми и проповедующей во всеуслышание. Обратите внимание, евангелизационных служений не было! В средствах массовой информации, в общественных и на рабочих местах проповедовать было запрещено, даже само наличие христианской литературы грозило серьезным наказанием (исключением из ВУЗов, увольнением с работы, лишением родительских прав и даже тюремным заключением). Парадокс же заключается в том, что общины постоянно росли и ежегодно крестили сотни и сотни людей, о чем недоумевают в своих отчетах Уполномоченные по делам религии.(Читаю в архивных документах: посещающие собрания «наблюдают простоту в обращении- они не называют друг друга иначе, как брат, сестра, сами участвуют в общем пении, поучения, преподносимые в доступной для них форме, понимают. Призыв вести трезвый образ жизни: не употреблять спиртных напитков, не курить табак, не расстраивать семейной жизни и т.п. особенно находит отклик среди женщин»).

Несмотря на огромное численное превосходство женщин в церквях и их активную деятельность не только внутри общины или на миссионерских полях, но и в защиту своих гражданских прав, в архивных документах упоминается сравнительно мало женских имен: партийные и государственные деятели отводили им не слишком значимую роль.

Своими размышлениями об этом я поделилась в статье "Женщины в общинной жизни протестантских церквей в СССР 1945-1991 гг." в Журнале  "Государство, религия, церковь в России и за рубежом" № 1(32) 2014 г. с. 151-171.

И все же, вопросов больше, чем ответов.  Вопросы явно недостаточно освещены в научной литературе, и найти на них ответы, практически невозможно. Между тем, именно женщины, как мы с вами смогли увидеть, сыграли ключевую роль в том, что большинство евангельских общин все-таки выжило в условиях политического прессинга.

У меня появилось множество вопросов. В поисках ответов я отправилась в архив, но обнаружила, что большинство их -  в реальной жизни. Стоит лишь внимательнее присмотреться и увидеть,  история - рядом с нами. Сегодня живы еще те, кто знает историю евангельского движения не понаслышке, не из учебников или журналов, но являются ее частью, потому что история - это и есть сама их жизнь. Нужно только услышать, записать и рассказать последующим поколениям. Нужно только успеть сделать это! И тогда мы, непременно увидим, как история оживает на глазах. Друзья, приглашаю вас к сотрудничеству!

Будем писать историю вместе!

Руководитель историко-архивного отдела РОСХВЕ Елена Кондрашина

 

 

Другие материалы

© 2006—2017. Централизованная религиозная организация Российский объединенный Союз христиан веры евангельской (пятидесятников)

Тел.: (499) 110-3714, факс: (499) 110-3714  |  Адрес: г. Москва, пр. Андропова, д.18, корп. 1, оф. 538

Работает на Cornerstone