Главная>Инфоблок>Публикации>Епископ Сергей...

Епископ Сергей Ряховский: Народу необходимо евангельское просвещение

31.08.2016

Интервью Начальствующего епископа Российского объединенного союза христиан веры евангельской (пятидесятников), члена Общественной палаты РФ и Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте РФ для журнала "Решение", беседовал Антон Кругликов.

— Как вы понимаете слова апостола Павла «я не стыжусь благовествования Христова»?

— На мой взгляд, смысл здесь вполне очевиден: где бы ты ни был, никогда не скрывай своей веры, своего упования на Христа, но, напротив, рассказывай о Нем. Мой отец был трижды судим за веру в Бога — при Сталине, при Хрущеве и при Брежневе. Однако это не охладило его веру, не остановило его благовестие. И я беру с него пример. Когда рухнул Советский Союз и появилась возможность говорить о Боге открыто, то мы, верующие, вначале даже поверить не могли, что теперь можно проповедовать людям везде. Сейчас я очень благодарен Господу, что у меня есть возможность проповедовать известным и уважаемым людям нашей страны, тем, кто является лидерами общественного мнения. Например, однажды я возвращался из поездки по линии Общественной палаты с главным редактором газеты «Московский комсомолец» Павлом Гусевым, и слово за слово мы всю ночь проговорили о Евангелии.

— Что для вас значит благовестие?

— Для меня смысл очевиден: везде, где ты находишься, ты должен проповедовать Христа. При этом необходимо понимать, что проповедь Евангелия осуществляется не только словами, но и делами, нашим поведением, характером, тем, какая у нас семья и какие отношения у нас в семье, какие у нас дети. Все, что мы делаем, нужно делать во славу Божию и самому быть свидетельством о Боге. Наши дела, плоды наших дел должны подтверждать то, что мы говорим, а зачастую быть впереди наших слов, как написано, чтобы люди, «увидя добрые дела ваши, прославили Бога».

— Как благовестие евангельских христиан менялось в зависимости от государственной политики?

— Разумеется, у евангельских христиан были разные возможности для благовестия. Как я уже сказал, моего отца за веру отправляли в места лишения свободы, а я могу проповедовать Евангелие людям на самом высоком уровне российской власти. И здесь для меня принципиально важно, что я делаю это не сам по себе, я делаю это, опираясь на служение наших церквей. Когда меня спрашивают, а кто такие евангельские верующие, я говорю: посмотрите, вот как мы живем, вот как мы служим, вот наши реабилитационные центры, вот наши церкви. И когда люди видят реальные дела, видят плоды нашей работы, они готовы слушать Евангелие. Разумеется, в советское время, а ранее в царское время возможность благовестия ограничивалась личным рассказом, личным общением и примером.

— Каким было благовестие в условиях гонений?

— Конечно, в условиях гонений мы не могли мечтать ни о больших евангелизациях, ни даже о том, чтобы просто открыто свидетельствовать о делах Божьих. Тем не менее мы проповедовали и в те времена. Несмотря на весь жесточайший прессинг, который обрушивался на семьи верующих, несмотря на большое количество лжи о всех евангельских верующих, пятидесятниках, баптистах, адвентистах, окружающие видели, как мы живем, видели наших детей, видели, как мы помогаем друг другу, и это притягивало людей. Заходили на чай, чего-то попросить, и это в итоге перерастало в длительные разговоры, молитвы. Так от сердца к сердцу Евангелие и распространялось.

— Как в современных условиях происходит благовестие, в частности в РОСХВЕ, в евангельских церквях?

— Сейчас у евангельских церквей есть прекраснейшие возможности для благовестия в самом широком смысле этого слова. Мы можем не только открыто и законно приобретать здания для церквей, собираться на богослужения, приглашать всех в церковь, но и делами милосердия являть любовь Христову. Начиная с девяностых годов при наших церквях развернулось мощнейшее служение реабилитации алко- и наркозависимых. И это тоже благовестие, ведь в итоге о Боге узнает не только сам реабилитант, но его родные, друзья, близкие. Причем многие прекрасно помнят, каким был человек до покаяния, и видят его изменившимся. Наконец, после советского периода церкви получили возможность заниматься делами милосердия, посещать колонии и тюрьмы, помогать пострадавшим от стихийных бедствий. Волонтеры из наших церквей помогали пострадавшим при наводнениях в Крымске и в Амурской области, собирали предметы первой необходимости для беженцев с Украины. Сейчас мы отправляем продовольствие в Донбасс, чтобы евангельские церкви на местах не просто продолжали служение, но организовывали благотворительные столовые, помогали нуждающимся, это тоже благовестие.

— Каковы особенности благовестия в российском контексте?

— Особенности благовестия в России напрямую связаны с историческим путем, который прошла страна. До сих пор в сознании людей живы многие мифы, которые распространяла о евангельских верующих советская пропаганда. Многие чиновники в регионах, в том числе и ответственные за взаимодействие с религиозными организациями, не имеют не то что религиоведческого образования, но даже элементарных представлений об основных конфессиях России. Приходится порой лично ездить, встречаться с губернаторами, разъяснять, кто есть кто. По линии Общественной палаты мы даже специальный справочник для работников правоохранительных органов выпустили. Если на федеральном уровне диалог и с властью, и с другими конфессиями налажен, то на местах встречаются разные ситуации.

— Как вы считаете, сегодня люди открыты Евангельской вести?

— Я думаю, что сейчас мы снова проходим период, когда люди ищут Бога. Кризис, санкции, как написано в Писании, «войны и военные слухи» — все это вызывает у людей неуверенность в завтрашнем дне. Многие разочарованы политиками, бизнесом, еще чем-то, все это подталкивает их к поиску ответов на вечные вопросы, открывает сердца Евангелию.

— Какие способы благовестия этим людям вы считаете наиболее эффективными?

— Как я уже сказал, самая эффективная евангелизация — это наши дела. Когда люди видят, что церковь служит им, делает это искренне и постоянно, люди принимают это сердцем. Конечно, в современном мире, погруженном в интернет, необходимо, чтобы служение церкви отражалось и там. Если мы хотим, чтобы ко Христу обратилась молодежь, это значит, что церковь должна вести диалог с молодыми.

— Какие перспективы в благовестии вы видите для евангельских христиан?

— Колоссальные перспективы. Мы живем во время уникальной свободы проповеди Евангелия, и мы живем в период мировой и финансовой нестабильности, в такое время люди особенно нуждаются в Боге. И у церкви есть ответы, дело только за нами — насколько мы открыты людям, насколько наши слова и дела понятны современному обществу, насколько активно мы действуем в этом мире, за церковной оградой.

— Какое напутствие вы можете дать церквям?

— Известный русский писатель Николай Лесков сказал однажды, что «Русь крещена, но не просвещена». Вот это евангельское просвещение необходимо нашему народу. Поэтому мое главное напутствие: цените это время свободы проповеди и пользуйтесь им. Несите Благую евангельскую весть людям везде, где только можете: благовествуйте на работе, в школе, в институте, на улицах городов и деревень, в интернет-пространстве. И пусть благословение Господне не оставляет вас!

Источник: журнал «Решение»

© 2006—2015. ЦРО РОСХВЕ (п)

Тел.: (499) 110-3714, факс: (499) 110-3714  |  Адрес: г. Москва, пр. Андропова, д.18, корп. 1, оф. 538

Работает на Cornerstone