Главная>Инфоблок>Публикации>«Евангельские...

«Евангельские церкви в общественно-религиозном пространстве РФ: опыт и перспективы». Доклад епископа Сергея Ряховского

07.06.2017

Конференция Российской Ассоциации Религиозной Свободы (РАРС) к 20-летию принятия ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях».

7 июня 2017 года                                                                                                Москва, Президент-отель

Доклад Начальствующего епископа Российского объединенного Союза христиан веры евангельской (пятидесятников) Сергея Ряховского «Евангельские церкви в общественно-религиозном пространстве РФ: опыт и перспективы».

26 сентября 1997 года Президентом РФ был подписан Федеральный Закон «О свободе совести и о религиозных объединениях». Закон стал важнейшим событием в сфере государственно-конфессиональных отношений федерального уровня. Он устранил ряд пробелов в предыдущем законодательстве, которые не отвечали реальной ситуации. Практически, Федеральный Закон 1997 года отразил совершенно новую ситуацию. В нём подчеркнут принцип равенства всех конфессий, упорядочена процедура регистрации религиозных объединений. Возникла устойчивая правовая платформа для выстраивания отношений между государством и религиозными объединениями.

Для евангельских церквей развитие государственно-конфессиональных отношений на начальном этапе было сопряжено с некоторыми практическими осложнениями. Так, в соответствии с Федеральным Законом религиозные организации должны были пройти перерегистрацию к декабрю 1999 года. Срок перерегистрации оказался слишком коротким, и он, естественно, закончился массовыми исковыми заявлениями о ликвидации, не прошедших эту перерегистрацию. Данная ситуация создала определенную напряженность в государственно-конфессиональных отношениях, однако власти нашли выход, продлив сроки перерегистрации до декабря 2000 года.

Другая сложность была связана с предоставлением сведений о пятнадцатилетнем сроке существования религиозного объединения на территории Российской Федерации, что могло сказаться на лишении юридического статуса религиозного объединения, полученного по закону «О свободе вероисповеданий» от 1990 года. Но, с другой стороны, эта норма позитивно отразилась на евангельском сообществе. К тому времени, евангелисты на территории российского государства были разрозненными и не имели организационной общности. Закон 1997 года, а именно требование о пятнадцатилетнем сроке деятельности спровоцировал стихийно образовавшуюся тенденцию к централизации протестантских организаций. Именно на том этапе и возникли известные сегодня крупнейшие союзы протестантских объединений.

В числе осложняющих факторов во взаимоотношениях евангельских церквей с государством остается отсутствие единого органа государственной власти, который бы занимался реализацией политики государственно-конфессиональных отношений и выработкой основных направлений и стратегий их развития. На федеральном уровне действуют несколько государственных структур в указанной сфере, но ни одна из них не занимается в полной мере проведением единой линии государственной политики по части свободы совести и вероисповедания.


Несмотря на сложности, важно заметить, что в последние десять лет картина государственно-конфессиональных отношений заметно изменилась. Евангельские церкви включены в самые разнообразные сферы деятельности современного общества, особенно в решение социальных проблем. Действующее законодательство позволило протестантам не только заниматься благотворительностью, но и образовательной, просветительской, даже предпринимательской деятельностью.

В целом, на современном этапе можно выделить несколько основных тенденций, способствующих положительной динамике развития отношений евангельских религиозных объединений с государством:

  1.  Религия продолжает играть значительную роль в обществе, в том числе, оказывать влияние на его политическую и экономическую составляющую;
  2.  Сохраняется процесс совершенствования законодательства и его правоприменения. Закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» за последние годы претерпел ряд изменений; отдельные его акты продолжают изучаться;
  3.  Значительно умножились причины для взаимодействия с государством в связи с активной позицией евангельских церквей и осуществлению ими широкого круга социальных задач;
  4.  На фоне проявления религиозного экстремизма участники двусторонних отношений вынуждены искать пути решения в активном диалоге;
  5.  Все нарастающий процесс секуляризации общества бросает вызов протестантским религиозным объединениям, порождая их активность;
  6.  Процессы глобализации, развитие информационных технологий вынуждают евангелистов переосмысливать свою деятельность и искать пути решения возникающих проблем.


За последние 15 лет российские протестанты утвердились в своей социальной позиции. В принятой в 2003 г. социальной концепции евангельские церкви фактически заявили о пределах своего сотрудничества с государством и общественными институтами. В отличии от социальных позиций других конфессий евангелисты подчеркивают высокую значимость государства. Определение государства как Божественного установления прослеживается практически во всем документе, даже тогда, когда говорится о понимании его функций. Эти функции должны заключаться в следующем:

  1. Защита прав и свободы личности;
  2. Забота о всеобщем благе;
  3. Совершение правосудия;
  4. Поддержка законопослушных граждан;
  5. Наказание преступников;
  6. Защита от внутренних и внешних врагов.

Верующие в протестантской общине, как в никакой другой христианской конфессии, играют огромную роль, поскольку являют собой и священство и апостольство. Именно поэтому евангелисты ожидают от государства гарантий в отношении прав человека, наличия независимой судебной системы, свободных СМИ и т. д.

Таким образом, не умаляя значимости государства, позиция российских протестантов заключается в том, что оно не является первичным по отношению к обществу. Данная позиция объясняется трактовками богословских установок. Теологическое обоснование такого подхода нашло выражение в трудах протестанта-реформатора Мартина Лютера: «Светское правление имеет законы, которые простираются не далее тела и имущества и того, что является внешним на земле. Над душой же Бог не может и не хочет позволить властвовать никому, кроме себя Самого. Если светская власть осмеливается диктовать законы душам, она грубо вмешивается в Правление Господа, соблазняет и портит души». Усиливает эту мысль представитель западной патристики Августин Блаженный Аврелий в труде «О граде Божьем»: «Государство оправдывает свое существование поддержанием социального порядка, и только Церковь осуществляет право, несет пользу, истинную справедливость, мир и покой».


Евангельские христиане настаивают на формировании исключительно правового государства, обозначая границы повиновения властям. В противном случае «Церкви оставляют за собой право поступать согласно своей совести и принципам, заложенным в Евангелии». Основным условием неприкосновенности верующих является возможность свободно проводить богослужения, распространять евангельское вероучение и придерживаться высоко нравственных ценностей. Вместе с тем протестанты не отвергают повиновения существующим нормам закона, более того, считают это обязательным.


В начале 20 века немецкие протестанты столкнулись с той политической реальностью, когда свобода вероисповедания оказалась под натиском национал-социалистической власти Германии. Немецкие государственные структуры в своих интересах сумели убедить верующих по-другому трактовать и понимать Библию: «Благодаря Божьему творению мы оказались в едином обществе крови и веры немецкого народа: Господь сотворил закон, предусматривающий расовую суть нашего народа, которая воплотилась в фюрере Адольфе Гитлере и созданном им национал-социалистическом государстве».

Именно в то время протестанты обнаружили, что учение Лютера не содержало ответа на вопрос: повиноваться ли властям, когда те вмешиваются во внутрицерковную жизнь и ограничивают церковную свободу? Несколько сот лет в отношениях с государством протестанты руководствовались указанием Святого Апостола Павла в обращении к римлянам: «Всякая душа да будет покорна высшим властям; ибо нет власти не от Бога, существующие же власти от Бога установлены. Посему, противящийся власти противится Божию установлению: а противящиеся сами навлекут на себя осуждение». Однако политическая реальность тоталитарных режимов требовала пересмотра этого учения. Так на свет появилась теологическая декларация, автором которой стал виднейший протестантский теолог Карл Барт. В декларации, в частности, говорится о том, что происходящее в политической и социальной жизни находится в пределах ответственности церкви, а всего, чего только добивается церковь от государства, это свободно следовать Божьему Слову. Таким образом, отечественные протестанты, наученные горьким опытом, в своей социальной позиции оставляют за собой право принимать решение относительно вероучительных практик и реализации «Великого поручения Господа».

Учение евангелистов подтверждает, что власть легитимна в своих действиях, когда предъявляет к участникам общественной жизни определенные требования, и им нужно неукоснительно подчиняться. Однако, есть те границы, переступая которые, государство провоцирует верующих на протесты и требование изменений. Здесь нужно понимать, что имеется ввиду, когда речь идет о протестах и требованиях. Говоря о значимости государства через призму современной социальной позиции, отметим, что в отличии от социальных документов иных конфессий (в частности РПЦ) документ протестантской Церкви не декларирует возможности участия в акциях гражданского неповиновения. Евангельское учение призывает верующих служить государству, живя жизнью тихой и безмятежной. Единственная возможность иметь такую жизнь в повседневной реальности, когда Церковь свободна проповедовать Божье Слово, а сами верующие сохранять свои права и свободы.

Российские протестанты однозначно убеждены, политика не является призванием Церкви. Церковь должна заниматься исключительно распространением «Божьего царства» и помощью людям во всех сферах их жизни. Означает ли это, что российские протестанты индифферентны в отношении политической жизни страны?

Позиция по поводу отношения Церкви к общественно-политической сфере российского государства базируется преимущественно на законодательных актах Российской Федерации. В федеральном законе «О свободе совести и о религиозных организациях» отношения в данной сфере регулируют следующие нормативы: «В соответствии с конституционным принципом отделения религиозных объединений от государства религиозное объединение:

  • не участвует в выборах в органы государственной власти и в органы местного самоуправления;
  • не участвует в деятельности политических партий и политических движений, не оказывает им материальную и иную помощь».

Регулирование церковно-политических отношений в подобном виде вполне согласуется с учением российских протестантов. Более того, в вышеизложенном прочтении нормы закона, абсолютно понятна непосредственная роль Церкви в общественной жизни. Эта роль заключается в проповеди и распространении «Божьего Царства», а также ответственности за духовно-нравственное состояние общества. Чаще всего служители евангельских церквей публично не заявляют о своих политических позициях и напрямую не обозначают предпочтений в пользу демократии или её оппозиции, равно как и открыто не противопоставляют себя местной власти. Вместе с тем, в случаях возникновения проблем социально-политической направленности предпочтительно избирается законный выход из конфликтной ситуации.

Проблемы, возникающие в ряде субъектов Российской Федерации, в большей степени связаны с невежеством чиновников в сфере государственно-конфессиональных отношений, но даже в этом случае конфронтацию следует преломить путем конструктивного диалога, а не судебных притязаний. Таким образом, в контексте декларируемого признания и уважения государственной власти в современном российском протестантизме отсутствует какая-либо явная политическая позиция, выходящая за пределы текстов Священного Писания послания к Римлянам 13 главы.


Продолжая цитировать закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», стоить отметить и другую его норму: «Отделение религиозных объединений от государства не влечет за собой ограничений прав членов указанных объединений участвовать наравне с другими гражданами в управлении делами государства, выборах в органы государственной власти и в органы местного самоуправления, деятельности политических партий, политических движений и других общественных объединений».
Протестантская Церковь не может позволить себе предоставлять церковную кафедру для определения политических пристрастий или агитировать в пользу того или иного политического деятеля. И дело даже не в запрете Конституции, но в том, что Церковь для евангелистов является местом поклонения, а не местом выражения политических амбиций. Вместе с тем в соответствии с законом протестантские пасторы и проповедники призывают прихожан занимать активную жизненную позицию, причем как в социальной, так и в политической жизни. Более того, церковь уважает и поддерживает выбор своих прихожан избираться в органы государственной власти, занимать ответственные посты на государственной службе или же становиться членами политических партий.

Считая политику борьбой за власть, священнослужители евангельских церквей не приемлют для себя участие в этой борьбе или того хуже в отстаивании интересов какой-либо политической партии. В то же время, считается своим долгом реагировать на все, что происходит в стране. Как правило, это выражается в активном сотрудничестве со средствами массовой информации, печатными и телевизионными; участии в работе круглых столов и научных конференций; в публичных выступлениях с различными заявлениями по актуальным вопросам. Активная социальная позиция в вопросах решения проблем демографии, сиротства, снижения преступности и наркомании является прямой обязанностью современного протестантского служителя.

Многие евангельские деятели считают своим долгом активно реагировать на все происходящее в российском государстве, а потому становятся членами различных общественных советов, комиссий при правительстве, думских комитетах как на федеральном, так на региональном и местном уровнях.

Необходимо отметить, что выше указанная активность говорит не о завершенной стадии формирования общественно-политического мировоззрения протестанта, а о процессе эволюции его сознания. В начале 90-х гг. ХХ в. большинство российских пасторов беспокоил количественный и качественный рост своих общин. Сегодня же мы отмечаем их готовность взять ответственность за то, что происходит в стране. В социальной позиции перечисляются те важнейшие социальные «точки», в которых протестантские религиозные объединения готовы пересечься с государством и в активном взаимодействии найти наиболее эффективные решения накопившихся проблем нашего общества.


В завершение анализа «Социальной позиции протестантских церквей России» о взаимоотношениях с государством можно сделать следующие выводы:

  1. определяя государство как установление Божие, протестанты готовы принимать его со всеми сильными и слабыми сторонами, а значит быть необходимой основой для его усиления;
  2. исходя из богословского восприятия личности как первоценности, государству отводится вторичная роль по отношению к обществу, что не умаляет значимости, а подчеркивает его функции и задачи — служить обществу;
  3. протестантское сообщество определило для себя позицию обязательного повиновения существующей власти в пределах правового поля. В данной позиции прослеживается косвенное требование к государству быть и социальным, и правовым;
  4. находясь вне политических процессов, протестантская церковь действенна в лице своих прихожан, когда те в полной мере реализуют свои гражданские права. Таким образом протестантская церковь формирует политически активную часть общества, что не мало важно в современной ситуации;
  5. не сращиваясь с государством, религиозные объединения евангелистов имеют четкое понимание своего места и роли в обществе как носителя духовно-нравственных ценностей, необходимых для его здорового функционирования.

В итоге можно сказать, что протестантские религиозные объединения способны стать надежным социальным партнером, действующим в рамках законодательства как конструктивная сила, укрепить государственность, стабилизировать, усилить единство государственного строя.


В настоящее время в государстве все более остро обсуждается вопрос о решении накопившихся социальных проблем. В этой связи практика социального служения российских религиозных объединений становится одним из ключевых ответов в разрешении таких проблем. Именно поэтому вопросы более тесного взаимодействия государства и религиозных организаций в сфере социальной деятельности становятся все более актуальными. Таким образом, можно решить целый ряд немаловажных задач, таких, как: усиление социально-политической стабильности государства; духовно-нравственное оздоровление общества; развитие институтов гражданского общества.

Пресс-служба РОСХВЕ

Фото: Информбюро "Спектр"

© 2006—2017. Централизованная религиозная организация Российский объединенный Союз христиан веры евангельской (пятидесятников)

Тел.: (499) 110-3714, факс: (499) 110-3714  |  Адрес: г. Москва, пр. Андропова, д.18, корп. 1, оф. 538

Работает на Cornerstone