Владимир Ряховский: Чем мешают государству свидетели Иеговы и подобные конфессии?

29.03.2019

«Сегодня приходят за ними, а завтра придут за вами»

В России продолжаются преследования верующих нетрадиционных христианских течений. В частности, членов запрещенного объединения «Свидетели Иеговы». Неделю назад суд в Приморье арестовал на два месяца двоих последователей этого религиозного учения. На прошлой неделе сотрудники ФСБ остановили деятельность группы иеговистов в Северодвинске. Несколько дней назад силовики задержали иеговиста в Крыму, обвинив его в организации деятельности экстремистской организации. А тем временем в минувшие выходные в Санкт-Петербурге прошли пикеты в защиту свидетелей Иеговы. По мнению собравшихся, их преследуют именно за веру, а гонения напоминают те, что были в нацистской Германии и СССР времен сталинского периода. Что происходит со свободой вероисповедания в России, по какой причине начались преследования и будет ли им положен конец? Наш собеседник — управляющий партнер адвокатского бюро «Славянский правовой центр», член Совета по правам человека при президенте России Владимир Ряховский.

«Президент назвал это „невероятной чушью“ и пообещал, что будет разбираться»

— Владимир Васильевич, как бы вы оценили состояние свободы совести и вероисповедания в России на данный момент?
— Впервые закон о свободе совести был принят в России еще в 1990 году после положения 1929 года, в соответствии с которым действовали религиозные организации. В 90-х годах религиозные организации ощутили полную свободу. В 1997 году был принят закон о свободе совести и вероисповедания, который внес ряд ограничений на деятельность религиозных организаций. Например, иностранные граждане были лишены права на их создание. В связи с этим законом стали возникать дела о ликвидации религиозных организаций. Примерно с этого времени государство пошло по пути контроля за их деятельностью. Причем этот контроль подчас носит необоснованный характер.
В 2012 году в УК РФ была внесена ст. 239 «Создание некоммерческой организации, посягающей на личность и права граждан». После этой статьи необоснованные претензии к религиозным организациям стали еще сильнее.  
В 2016 году был принят печально известный пакет законов Яровой. Он в том числе касался закона «О свободе совести и религиозных объединений». В частности, были внесены поправки в главу о миссионерской деятельности. С одной стороны, согласно нашей Конституции и международному праву каждый может свободно распространять свои религиозные взгляды. Однако, с другой стороны, были введены правила, регламентирующие миссионерскую деятельность. Причем их целью было усиление борьбы с терроризмом. Кто бы сомневался в необходимости противодействовать терроризму? Но совершенно непонятно, при чем здесь миссионерская деятельность! С того момента были возбуждены более тысячи административных дел за нарушение этой статьи. Хочу спросить инициаторов этого закона: хоть один террорист был привлечен по этой статье? Зато фактов необоснованного привлечения верующих предостаточно.

Владимир Ряховский: Чем мешают государству свидетели Иеговы и подобные конфессии?
Путин за заседании СПЧ: «Свидетели Иеговы тоже христиане, за что их преследовать, я тоже не очень понимаю». Однако после этой реплики президента преследования продолжились Kremlin.ru

Например, в декабре прошлого года в Омске было возбуждено уголовное дело против пастора церкви «Возрождение» Николая Кузнецова. Ему вменяется, что он оказывал психологическое воздействие на своих прихожан. Согласно экспертизе, под влиянием проповедей этого человека люди проявляли чрезмерную веру в Бога. Психиатры написали в заключении, что его «жертвы» высказывают навязчивые идеи о спасении души и так далее. У меня возникает вопрос, а в православии какие идеи? Там ничего нет про спасение души?
Еще один способ воздействия на религиозные организации — через недвижимость. Закон «О свободе совести» в п. 2  ст. 16 говорит, что религиозные обряды и церемонии могут беспрепятственно проводиться в жилом помещении. Тем не менее чуть ли не массово стали иметь место такие дела, когда религиозные организации привлекают к ответственности за нецелевое использование земельного участка. Дескать, земельный участок был предоставлен для индивидуального жилищного строительства, а не для религиозных целей. То есть был построен жилой дом, официально введен в эксплуатацию. Закон «О свободе совести», повторю, допускает, что религиозные мероприятия проводятся в жилом помещении беспрепятственно. Так людей привлекают к ответственности не за нецелевое использование жилого помещения, а за нецелевое использование земельного участка. Вот так изощряются силовики, чтобы мешать людям верить в Бога так, как они хотят.
Поэтому на сегодня после периода реальной свободы совести мы вернулись к почти советским временам, когда государство оказывало неоправданное вмешательство в деятельность религиозных организаций. Тем самым происходят посягательства на конституционные права граждан.
— Вы являетесь членом Совета по правам человека при президенте России. Неужели Владимир Путин не прислушивается к вам и не влияет на ситуацию?
— 11 сентября 2018 года состоялось заседание Совета по правам человека при президенте Российской Федерации. Там я как раз поднимал вопрос о поправках депутата Яровой. Я привел такой пример президенту. В Нижнем Новгороде студентка медицинского университета из Зимбабве разместила в интернете приглашение на фестиваль христианской негритянской музыки. И на основании этого поста в интернете она была привлечена к административной ответственности. Ей вменялось, что эта деятельность не соответствовала цели ее пребывания в стране, она находилась по учебной визе, а по факту занималась миссионерской деятельностью. Было вынесено постановление о назначении ей штрафа и выдворении ее с территории Российской Федерации.
Более того, после этого в интернете появился ролик с ее участием, где она рассказывает, что верит в Бога, что он ей помогает в учебе, что она любит Россию. И после этого ролика ей снова назначили штраф и выдворение с территории Российской Федерации. По апелляции ей дали отсрочку в части выдворения, чтобы у ней была возможность доучиться. Когда я об этом рассказал президенту, то он назвал это «невероятной чушью» и пообещал мне, что будет с этим разбираться. И вот таких примеров применения закона Яровой сотни и сотни.
— Разобрался?
— Президент поручил председателю Верховного суда разобраться с ситуацией и подготовить до 1 июля текущего года доклад о том, что происходит. В законе о противодействии экстремистской деятельности говорится о пропаганде религиозного превосходства и исключительности. Верховный суд должен дать определение, что такое превосходство и что такое исключительность. Я понимаю, что превосходство и исключительность носят дискриминационный характер. Допустим, надпись «Вход только для белых», как во времена сегрегации в США, — это превосходство. Или надпись «Вход только для мусульман» — тоже превосходство. Тогда можно говорить о дискриминации по религиозному признаку. Но если я говорю: ребята, наша вера самая правильная, чтобы спасти свою душу, мы должны следовать только ей, то это не пропаганда исключительности. Это особенность вообще любой религии.
Я возлагаю надежду, может быть, Верховный суд как-то образумит наших правоохранителей по поводу того, что может признаваться экстремизмом, а что нет. Надеюсь, что многие дела будут пересмотрены, с людей будут сняты обвинения. В идеале поправки Яровой о миссионерской деятельности нужно смягчить или отменить. Если же ничего не поменяется, то репрессивная машина против религиозных объединений будет усиливаться. Ни к чему хорошему с точки зрения психологической атмосферы в обществе и репутации страны это не приведет.

Владимир Ряховский: Чем мешают государству свидетели Иеговы и подобные конфессии?
Законы Ирины Яровой сделали возможным преследование верующих. Это называлось «борьбой с терроризмом» Znak.com


— На ваш взгляд, чем госаппарату могут мешать подобные религиозные движения? За каждой правовой нормой стоит какая-то идеология или, как минимум, идея. За закон Яровой проголосовали вся Госдума и Совет Федерации, то есть верхушка политического класса страны. Какими соображениями и ценностями они руководствуются, принимая такие законы?
— Скорее всего, это результат религиоведческого и правового невежества. Перекладывать угрозы социально-политической стабильности на религиозные организации — абсолютно неправильный и губительный путь.
Закон Яровой так и назывался — «Принятие дополнительных мер по противодействию терроризму». Нет сомнений, что усиливать борьбу с терроризмом нужно. Но на практике этот закон не применяется для борьбы с терроризмом, он применяется для борьбы с инакомыслием. Я не знаю, кому именно мешают свидетели Иеговы. Максимум, что они делают, это ходят по улицам и предлагают свою литературу. А терроризм — это взятие заложников, нападения, расстрелы, взрывы с целью повлиять на государственную политику. Чтобы предотвращать такую деятельность, нужно внедряться в террористическое подполье, рисковать жизнью, а здесь ничего не надо. Приехал на квартиру, всех лицом на пол и повез в отделение.
— Как бы вы оценили работу российских судей по таким делам, насколько она беспристрастна и юридически грамотна?
— Судьи подходят предельно формально к вынесению приговоров по таким делам. У судей нет религиоведческой подготовки, чтобы оценить те или иные события. И нередко это приводит к абсурду. Вот яркий пример. В 2015 году в Южно-Сахалинске суд признал экстремистским материалом брошюру мусульман «Молитва (дуа) к богу: ее место и назначение в Исламе». Там приводилась молитва, которую правоверный мусульманин совершает пять раз в день. В ней говорилось, что нет Бога, кроме Аллаха, что нужно поклоняться только ему, других богов иметь нельзя. Судья трижды назначала экспертизу, и эксперты пришли к выводу, что такие фразы говорят об исключительности и превосходстве и тем самым разжигают межрелигиозную рознь. И этот материал был признан экстремистским. И кто здесь не прав? Судья? Но судья подходит формально: вот экспертиза, а он вынес, согласно ей, решение.
Но дело приобрело скандальный характер федерального масштаба. Если вы помните, тогда возмутился даже Рамзан Кадыров, он назвал и судью, и прокурора шайтанами. Забавно, что меньше чем через месяц в Москве открылась самая крупная в Европе мечеть, на открытии присутствовал даже сам Владимир Путин, и чтец Корана как раз произносил эту молитву, она шла бегущей строкой на большом экране. Знал бы кто-то из присутствующих, что именно эти слова в России были признаны экстремистскими.
Замечу, что решение того суда было отменено, а в закон о противодействии экстремизму были внесены поправки, согласно которым ни Библия, ни Коран, ни Танаха не могут быть признаны экстремистскими. Но это не говорит о том, что формулировки закона стали конкретнее. Они по-прежнему такие же размытые и позволяют экспертам толковать тексты как им заблагорассудится. Или как их попросят следователи, возбудившие уголовные дела.

Владимир Ряховский: Чем мешают государству свидетели Иеговы и подобные конфессии?
Формализмом в преследовании верующих возмущался даже Рамзан Кадыров Kremlin.ru

«Повысить показатели по раскрываемости преступлений за счет иеговистов легко»

— Сегодня главными жертвами той репрессивной машины, о которой вы говорите, стали свидетели Иеговы. Чем они так насолили властям? Ведь есть еще мормоны, пятидесятники, адвентисты седьмого дня и многие другие, но под прицел попали именно иеговисты.
— В 2017 году было принято решение Верховного суда о ликвидации управленческого центра религиозного объединения «Свидетели Иеговы», а вместе с ним и 395 структурных организаций иеговистов. Они были признаны экстремистской организацией и ликвидированы. Причем эти решения были вынесены только по одному признаку, предполагаемому законом об экстремистской деятельности. Это снова пропаганда исключительности и превосходства граждан по религиозному признаку. То есть им вменялось то, что они считают, что их вера единственно истинная.
Тут же возникает вопрос: скажите, а представители других конфессий и религиозных течений говорят не то же самое? Любой последователь той или иной религии утверждает, что именно его вера единственно правильная, поэтому-то он ее и принял.
То есть их ликвидировали только за то, за что можно ликвидировать по российскому законодательству любую другую религию.
Кто-то по незнанию считает, что их ликвидировали за то, что они не признают переливание крови и предсказывают скорый конец света, запугивая граждан. Но это не так.
После этого последовало возбуждение ряда уголовных дел по п. 2 ст. 282 РФ, которая предусматривает наказание за участие в деятельности религиозной организации, в отношении которой было принято решение о признании ее экстремистской. В феврале одного из лидеров «Свидетелей Иеговы», причем подданного Дании, приговорили к шести годам лишения свободы. За что? За то, что после решения суда о ликвидации религиозного объединения «Свидетелей Иеговы» он и его единомышленники продолжали собираться в жилых помещениях и проводить свои встречи. Вот за такое сегодня в России дают шесть лет лишения свободы. В ближайшее время, видимо, будут еще посадки, так как на сегодня возбуждено более ста аналогичных дел. Порядка 30 человек находятся под стражей до суда.
О чем это говорит? О том, что государство активно работает по противодействию экстремизму и терроризму? Конечно, нет. Как можно признавать иеговиста террористом, когда он под страхом смерти никогда не прикоснется ни к какому оружию? Если кто не знает, то свидетели Иеговы не признают даже военную службу.

Владимир Ряховский: Чем мешают государству свидетели Иеговы и подобные конфессии?
Мемориальная табличка в память о девяти сотнях свидетелях Иеговы — узниках концлагеря Заксенхаузен WyrdLight.com

Далее, спрашивается, для чего это надо? Они как-то влияют на государственную политику, создают конкуренцию другим, более массовым религиозным организациям? Да ничего подобного! Я рассматриваю такую яростную борьбу со свидетелями Иеговы исключительно для того, чтобы показать, какие силовики активные, не сидят без дела, приносят пользу обществу, выявляют экстремистов. Сегодня в реестре экстремистских организаций насчитывается 450 штук, из них 404 — это организации свидетелей Иеговы. Конечно, ведь ловить реальных террористов сложно. А повысить показатели по раскрываемости преступлений за счет иеговистов легко. Они же ни от кого не прячутся, все как на ладони: приходи, арестовывай, заводи дела, увеличивай статистику, получай новые звания и звездочки на погонах. Вот такая порочная практика.
Это очень тревожная ситуация. Когда в 1991 году был принят закон о реабилитации жертв политических репрессий и была отменена ст. 227 УК РСФСР, то все, кто был по ней осужден, были реабилитированы без проверки обоснованности обвинительного приговора. Среди них были верующие разных конфессий: и православные, и протестанты, и в том числе свидетели Иеговы. Их всех признали жертвами политических репрессий, они даже получили соответствующие удостоверения и льготы. Не прошло и 30 лет после реабилитации, и Россия снова вернулась к практике сталинской эпохи.
— Юристы свидетелей Иеговы подали жалобу в Европейский суд по правам человека. На ваш взгляд, каковы их шансы?
— Я уверен, что ЕСПЧ вынесет решение в пользу свидетелей Иеговы: признать незаконными решения по ликвидации их организаций и выплатить материальную компенсацию всем пострадавшим. В отношении них нарушена международная Конвенция, гарантирующая право на свободу совести.
К слову сказать, правительство уже дало свой ответ в ЕСПЧ на жалобу иеговистов. Причем, как я считаю, лукавый. В нем сказано, что ликвидированы только религиозные организации «Свидетелей Иеговы», однако их вера не запрещена. То есть свидетели Иеговы могут самостоятельно продолжать свою деятельность, но вне организации. Но на самом деле мы видим, что происходит обратное. Не только были ликвидированы организации, но и отнято имущество.
— Как вы оцениваете рассказы свидетелей Иеговы о пытках в Сургуте? Не может ли это быть подлогом с целью очернить работу правоохранительных органов? В частности, Минюст заявил, что экспертиза не обнаружила следов пыток у одного из арестованных иеговистов.
— Я не верю, что это подлог. Я общаюсь со свидетелями Иеговы, и эти люди никогда не пойдут на то, чтобы сказать неправду с целью кого-то оговорить. Ложь для них — один из самых величайших грехов. И потом, разве это диковинка, что в правоохранительных органах применяются пытки?
— Тогда как вы прокомментируете позицию Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ)  по ситуации со свидетелями Иеговы? Согласно сообщениям СМИ со ссылкой на Минюст, ЕСПЧ отказался применять срочные обеспечительные меры по запросу того иеговиста, который пожаловался на пытки.
— Это не означает, что вопрос преследования свидетелей Иеговы в России снят с повестки дня ЕСПЧ. Просто суд снял срочные обеспечительные меры, налагаемые в случае угрозы жизни заявителя. Он счел, что угрозы нет. Однако это еще не означает, что ЕСПЧ признал недоказанность пыток. Он продолжает рассматривать жалобу иеговистов Сургута на примененные к ним пытки. Возможно, Минюст подал так информацию, что журналисты неправильно ее истолковали. Но на самом деле ничего подобного: ЕСПЧ еще не поставил точку в этом деле.

«Подобные высказывания православных батюшек попадают под экстремизм»

— Христианство — религия миссионерства, она существует, пока ее члены проповедуют, как им завещал Иисус, апостол Павел и все прочие основатели этой религии. Как же им быть в ситуации, когда им запрещено распространять свое вероучение?
— Истинно верующий человек никогда не будет молчать, он всегда будет говорить о своих взглядах. Поэтому в этом смысле нельзя заставить тех же свидетелей Иеговы замолчать. Как проводили они богослужения, так и будут их проводить. Об этом свидетельствует вся их история.
Они единственные среди всех религиозных конфессий, которые не поддержали Третий рейх. Они были первыми, кого преследовали нацисты в 30-х годах в Германии. Аналогичные преследования иеговистов были и в Советском Союзе при Сталине.
Но, как мы видим, их религия дожила до наших дней. Верующего человека страдания, наоборот, укрепляют, и они не заставят его замолчать. Тем более в России 175 тысяч свидетелей Иеговы. Что со всеми с ними собираются сделать силовики? Пересажать за то, что они продолжают верить в Бога так, как им велит их учение?
— Какую роль играют проповедники от РПЦ, других традиционных религий, а также консервативно-патриотические силы в преследовании протестантов и прочих религиозных движений? В частности, широко известно высказывание протоиерея Дмитрия Смирнова, который без стеснения призвал: «Собирайте народ, громите поганые секты».
— Я считаю, что как раз подобные высказывания православных батюшек попадают под экстремизм, а не проповеди свидетелей Иеговы. Православие что должно нести? Мир, любовь, духовность, снисхождение, прощение. Но когда звучат призывы ненависти, закидать камнями, пересажать и прочее, то я считаю, что именно здесь кроется настоящий экстремизм.

Владимир Ряховский: Чем мешают государству свидетели Иеговы и подобные конфессии?
Православные священники не становятся фигурантами дел, даже если позволяют себе резкие высказывания Znak.com

— Почему тогда никто не подает на них в суд?
— К сожалению, в России избирательный подход в сфере экстремизма. Есть неприкосновенные, а есть те, на которых можно зарабатывать показатели в деле раскрываемости экстремистских преступлений.
— То есть если написать заявление в полицию на священника РПЦ за его экстремистские высказывания, то толку не будет?
—  Были жалобы на резкие высказывания православных, однако дела не доходили до суда, были даны отказные материалы на том основании, что это просто критические и оценочные суждения, но не разжигание межрелигиозной розни. Однако за подобные высказывания представителей других религий дела возбуждают.
— Кто может быть следующим на прицеле у правоохранительных органов?
— Если благоразумие не восторжествует, то ситуация непредсказуема. По тем же самым основаниям, по которым сейчас преследуют свидетелей Иеговы, можно преследовать любых верующих. В первую очередь тех, кто не вписывается в традиционные религии и как-то связан с западными странами, например мормоны, баптисты, пятидесятники, адвентисты. По всем по ним при желании можно пройтись силовым катком.
— Что вы посоветуете членам подобных организаций, их близким и родственникам? Может быть, пока сидеть тихо и не выпячивать свои религиозные взгляды?
— Такое посоветовать я не могу. Библия говорит: идите научите все народы истине. Искренне верующий не может не проповедовать. Скорее я посоветую правоохранителям больше вникать в ситуацию и заниматься самообразованием. Поговорите с теми людьми, которые знают историю религий, знают, чем заканчиваются гонения на верующих. Меня даже удивляет, неужели среди силовиков нет грамотных юристов, которые смогут спрогнозировать исход событий и остановить маховик репрессивной машины? При этом такая деятельность наносит репутационный вред и самим правоохранительным органам, к ним падает доверие.
Всем остальным, даже неверующим, я хочу сказать: вас должно беспокоить, что преследуют свидетелей Иеговы. Потому что сегодня приходят за ними, а завтра придут за вами под каким-то предлогом, но, возможно, вас защитить уже будет некому, как сказал один немецкий пастор про репрессии времен Третьего рейха.

Евгений Сеньшин.

Источник: Znak.com

 

© 2006—2019. Централизованная религиозная организация Российский объединенный Союз христиан веры евангельской (пятидесятников)

Тел.: +7(499) 110-3714, факс: +7(499) 110-3714  |  Адрес: г. Москва, ул. Дубининская, д.17, стр. 2, оф. 311

Работает на Cornerstone