Обзор СМИ: Интервью с Александром Бабичем для журнала "Примиритель"

Обзор СМИ: Интервью с Александром Бабичем для журнала "Примиритель"

26.10.2010

Известен так называемый «эффект Моцарта», когда музыку этого композитора применяют для развития интеллектуальных способностей человека. Действительно, влияние музыки настолько сильно? Как еще, на Ваш взгляд, музыка может менять человека?

Если в прошлые века профессиональная музыка была привилегией немногих, то сегодня она окружает нас всюду. Для сегодняшней молодёжи музыка – это настоящая среда обитания. У меня дома два аквариума с рыбами. Когда у них портится вода, они перестают питаться, ведут себя неадекватно, даже иногда гибнут. Примерно так же сегодня важна музыка для молодёжи. Я ощущаю себя человеком, который во многом сформировался благодаря той музыке, которую слушал в юности. Хорошо, что у меня были те, кто привил мне вкус к правильной музыке. И у меня сегодня есть примеры, как плохо кончили те из друзей моего детства, кто слушал другую музыку. Но кто сегодня герои для молодёжи? Какую музыку они слушают? Любимые песни порождают у них образы, мечты, стремления и, в конце концов, жизненные цели. Почти всегда это происходит неосознанно, но это происходит.

Сухомлинский говорил, что «благодаря музыке в человеке пробуждается представление о возвышенном, величественном, прекрасном не только в окружающем мире, но и в самом себе», и назвал музыку могучим средством самовоспитания. Может быть, поэтому почти всех детей заставляли разучивать гаммы. Насколько необходимо музыкальное образование?

Это вопрос для меня неоднозначный. С одной стороны, я всегда призываю к профессионализму, призываю учиться и учиться, а с другой, знаю многих образованных и бесплодных одновременно, и наоборот. Максимальный результат даёт всё же талант, помноженный на умение и опыт. Поэтому важно обнаружить талант и дать ему образование, но потом всё равно потребуется упорный труд, так как с получением музыкального диплома всё только начинается.

В одном из интервью Вы сказали, что, изменив музыку, можно изменить страну. Разве это посильная задача? Ведь есть же вкусы, пристрастия любителей музыки: те, кто слушает блатной шансон, не будут слушать классику и наоборот.

Изменить музыку это не значит изменить вкусы к музыкальным стилям. Это малоэффективное занятие. Я вижу для себя целью привнести в различные музыкальные жанры живую струю Евангелия. Кто-то слушает блатной шансон? Пусть слушает. И на этом музыкальном языке можно спеть о Благой Вести. Хрестоматийный пример тому уже легендарный альбом Гинтаса Абарюса «За всё заплачено». Можно в пример привести альбом «В дни последние» отсидевшего 18 лет в лагерях христианского барда Михаила Сенкевича. И таких примеров много, и у них есть свои положительные плоды. А страну менять – это же не мне одному, нас много. Трудное дело, но необходимое. Мы работаем над этим, развиваемся, движемся. Придёт время, и кто-нибудь опять споёт на всю страну как двадцать с лишним лет назад: «Перемен! Мы ждём перемен!» Это отзовётся в сердцах людей, и перемены не заставят себя долго ждать.

Порою музыка поглощает человека до рабского состояния полной зависимости, и это негативное влияние, которое лучше бы избежать. Но как сохранить свободу и индивидуальность?

Я как верующий человек считаю, что настоящей свободы без Бога не бывает. Индивидуальность тоже по-настоящему раскрывается только в Нём. Ищущие Божьей воли в своей жизни застрахованы от любого рабства, потому что путь их лежит к свободе. Они освобождаются от всякого рабства и зависимостей, потому что невозможно служить двум господам. Делая каждый день выбор в пользу Бога, ставя Его волю номером один в своей жизни, такие люди неизбежно найдут для музыки надлежащее её место. Бог расставляет в нашей жизни всё по своим местам и даёт здравый баланс. Надо только дать Ему возможность.

Обладает ли признаками самобытности российское христианское творчество, или мы постоянно имеем дело с западными «перепевами»? Хочется русскости? Какое на Ваш взгляд нынешнее состояние нашего христианского творчества?

Есть и самобытность и «перепевы». Русскости очень хочется, но она пока встречается крайне редко. Есть отдельные исполнители, творчество которых можно отнести к самобытно русскому, но их мало. Меня пугает то, что среди новых имён в нашей христианской музыке этого почти не встречается. Когда-то уникальные альбомы Константина Косячкова сейчас почти антиквариат. В Канаде ему не сочиняется. Поразивший многих своей самобытностью Геша Ушивец видно уже постарел. Его не видно и не слышно. Среди альбомов прославления из русских самобытных по-прежнему стоят одиноко только проекты казанского «Краеугольного камня». Я постоянно задаю себе вопрос: «Кто займёт место Влада Канашина, Димы Даукша, Сергея Бриксы, Валеры Коропа, того же Кости Косячкова, Вадима Ятковского или Геры Алексеева?» И не нахожу никого. Группы как быстро возникают, так же быстро разваливаются. Почти всегда их переполняют «звёздные амбиции» уже на самом старте карьеры. Они ещё не сочинили ни одной приличной песни, а уже мечтают стать кумирами молодёжи и заявляют о планах покорении мира, или хотя бы полмира. И этот сидром является, как говорят, «средним градусом по больнице». И беда не в грандиозных планах, а в отсутствии осознания необходимости быть слугой Божьим. Они выпячивают себя и спамят в интернете своей пустотой. Никто не вспомнит ни одной их песни, но уже всем надоели их бесконечные фото сессии. Их первый вопрос: «А что даст лично мне ЕМА?» Они не живут как Христос, чтобы отдать себя в жертву миру. Они господа, которым должен весь мир.

У творческих объединений всегда есть опасность превратиться в безликую чиновничью структуру. Как удается сохранить индивидуальность, скажем, ЕМА?

Для Евангельской Музыкальной Ассоциации пока нет опасности стать безликой структурой, ибо пока мы находимся в процессе поиска этого самого лица. Наша индивидуальность пока формируется, и будет это происходить ещё 2-3 года минимум. И вот через 5-6 лет можно будет подумать о том, как не утратить своё лицо и продолжать быть нужной, интересной и уникальной организацией.

Премия ЕМА, на ваш взгляд, уже обладает авторитетом в христианском музыкальном творчестве?

Конечно же, пока рано говорить о каком-то авторитете для Ежегодной музыкальной Премии ЕМА. То же самое можно сказать о Евангельской Музыкальной Ассоциации в целом. Мы только делаем свои первые шаги. Всё только начинается. По-сути мы пока только поднялись на пригорок, машем и кричим: «Вот мы здесь! Мы собираемся заниматься становлением нашей христианской музыки. Наша миссия: нести Евангелие через музыку! Кто с нами?»

Итервью провёл Андрей Дербенёв специально для журнала "Примиритель".

Источник: gospelmusic.su

Другие материалы

© 2006—2024. Централизованная религиозная организация Российский объединенный Союз христиан веры евангельской (пятидесятников)

Тел.: +7(499) 110-3714, e-mail: union@cef.ru  |  Адрес: г. Москва, ул. Прохладная, д.18

Работает на Cornerstone