Церковь в руинах, Библия в грязи

21.09.2012

На этой территории власти планируют построить многофункциональный спортивный комплекс. Пастор Василий Романюк продолжает вести службы на руинах церкви. "Здание разрушено, церковь — жива" написано на одной из сохранившихся стен здания. PublicPost выяснял, что произошло с церковью пятидесятников.

"О том, что в здании должен быть мужчина, знала только полиция"


"Они ждали, когда я уйду, — вспоминает события ночи с 5 на 6 сентября пастор церкви пятидесятников Василий Романюк. — В этот день у нас было богослужение, а после — заседание церковного совета и репетиция музыкального коллектива. Все это затянулось несколько дольше, чем обычно. Где-то около 11 вечера мы начали разъезжаться. Я уходил последний. Перед церковью стояла неизвестная машина. В глаза она бросилась тем, что была странно припаркована. В церкви уже никого не было, кроме девушки-смотрительницы. Я понимал, что это может быть провокация, и позвонил в отдел полиции. Когда приехали патрульные, они не стали осматривать машину, но стали осматривать территорию. Спросили, есть ли у нас камеры слежения. Они прошли к зданию церкви, вышла дежурная. Спросили: "А кто дежурит? Одна только девочка?". Я говорю: "Да нет, с ней отец обычно". Но вот в эту ночь отца не было — об этом я им не сказал. Потом пришла некая пьяная женщина — хозяйка машины. На мой вопрос, зачем она оставила у церкви машину, она ответила: "Так надо было". Ну надо и надо. Я уехал из церкви".

Через 15-20 минут дверь в церковь выломали несколько десятков молодых крепких мужчин. Вместе с полицией они ворвались в церковное здание, перерезали телефонный кабель и отобрали у дежурной мобильный телефон. Они тут же начали искать в здании мужчину. "О том, что в здании должен быть мужчина, знала только полиция. А среди полицейских девушка узнала тех самых патрульных", — рассказывает пастор. Девушку доставили в ОВД, где держали около двух часов, не разрешая позвонить.

"Порванные Библии и втоптанные в грязь сосуды для причастия"


Тем временем церковь сносили два экскаватора. А несколько десятков крепких молодых людей взяли под контроль территорию. Кто были эти люди — неизвестно. Подъехавшим в разгар сноса церкви членам общины они представлялись то как народные дружинники, то как православные жители Новокосино. "Это был не коллектив случайных людей. Они были похожи на членов военно-патриотического клуба", — вспоминает пастор Василий Романюк. Они действовали жестко, гнались за теми, кто пытался отснять на камеру происходящее, забрасывали камнями машины, угрожали.

Пастор пробовал с ними поговорить, пытался войти на территорию, чтобы забрать ценные вещи — сосуды для причастия, микшерный пульт, музыкальные инструменты. Но уговоры, по словам пастора, оказались бесполезны. Никакие документы "народные дружинники" не показывали. Пастор вызвал полицию. Приехавшие патрульные просто наблюдали за происходящим, не вмешиваясь.

Когда техника перестала работать, люди и полицейские уехали. "Тогда мы зашли на территорию и увидели результат — порванные Библии и втоптанные в грязь сосуды для причастия. Мы так и не нашли микшерный пульт, музыкальные инструменты, плазменные экраны и некоторые чаши для причастия. Даже после того, как на следующий день разобрали обломки здания", — говорит Василий Романюк. Пастор написал заявление в полицию, но ответа пока не получил.

Версия властей: "Кто-то в этом заинтересован"

Церковь была снесена по решению суда. На земле, где она стояла, по заказу Москомспорта планируется возведение спортивного комплекса. "По этому проекту уже прошли общественные слушания (видео слушаний). То есть это мнение большинства жителей района", — говорит глава управы района Косино-Ухтинский Андрей Толмачев. Право сноса здания пятидесятников получила префектура Восточного административного округа. Она объявила тендер. Конкурс на снос нескольких зданий в ВАО выиграла фирма "СтройВентСервис".

"Люди просто так на московской земле построили хибару — храм, как они говорят. Это самострой. Есть решение суда об этом. И у нас есть контракт. Мы это должны были уже давно снести, но было препятствие со стороны прихожан церкви, пастора. Они не допускали нас на территорию всякими способами, противодействовали исполнению решения суда. В контракте предусмотрены штрафные санкции, я должен был выполнять условия", — рассказал директор "СтройВентСервиса" Александр Темичев.

Сотрудники "СтройВентСервиса" несколько раз приходили к зданию церкви и пытались уведомить ее паству о том, что здание будут скоро сносить и необходимо вывезти ценные вещи. "Мы клеили на ворота объявления, а они все это срывали, не давали нам приступить к работе", — вспоминает прораб, руководивший сносом церкви Святой Троицы. Он лично несколько раз приходил к зданию, говорил с охранником и какой-то женщиной.

В итоге в "СтройВентСервисе" приняли решение сносить здание ночью. Закону это не противоречит, так как церковь находилась в зоне нежилой застройки. "Днем это было сделать невозможно и небезопасно, потому что люди кидаются, не пускают на свою территорию. Не давить же их", — говорит Александр Темичев.

События той ночи директор и прораб трактуют иначе: никто девушку-смотрительницу не обезвреживал, ее забрали в отделение для проверки личности — не было при себе документов. В здание тоже никто не врывался — сотрудники "СтройВентСервиса" вместе с полицией пытались убедиться в том, что на территории никто не находится. "Люди вынесли ценные вещи и складировали их в контейнеры", — добавляет директор фирмы-подрядчика. Его люди к исчезновению ценных вещей не причастны. Прораб же утверждает, что ни микшерного пульта, ни плазменного телевизора в здании не было, не видел он и музыкальных инструментов. "Было одно какое-то пианино, но мы его вынесли. Со мной были сотрудники полиции, все это происходило на их глазах. С территории никто ничего никуда не выносил", — заявляет он.

Откуда взялись "народные дружинники" и "православные помощники", Александр Темичев и прораб не знают. "Там была часть моих сотрудников, несколько полицейских. Часть, может быть, привлекалась со стороны приставов, со стороны управы может быть... Я знаю, что там действительно находились какие-то дружинники или еще что, но вполне возможно, что это люди, которые там живут. Я должен прийти, загнать технику, сломать и вывезти мусор. Все остальное в мои функции не входит", — рассказал директор фирмы-подрядчика. Прораб же считает, что "дружинниками" были местные жители. В самом сносе они не участвовали, стояли в стороне от объекта. "Там за 30 минут столько народу собралось! Я за себя стал переживать, подумал, что это с их стороны. С таким сносом я столкнулся первый раз, — говорит он. — Я полицейским не позволял меня оставлять. Я не самоубийца — остаться одному с такой толпой. Я попросил их побыть со мной до конца".

"Кто-то в этом заинтересован, — говорит об информационной шумихе вокруг сноса глава управы Андрей Толмачев. — Люди ждали этого момента, чтобы использовать как информационный повод".

"Это ложь! Ни разу никто не приходил! — отвечает пастор, — Мне важно было знать, чтобы оперативно вывезти имущество. Меня оскорбляет то, что говорит представитель власти Толмачев".

Воскресная служба как несанкционированный митинг

В первое воскресенье после сноса церкви община собралась на руинах на службу. Приехал и полицейский патруль. Пастора пригласили в ОВД. На него хотели составить протокол за проведение несанкционированного митинга. Василий Романюк смог убедить правоохранителей в том, что воскресная служба — не акция протеста, а церковное богослужение. Дело закончилось объяснительной. В следующее воскресенье, 16 сентября, община вновь собралась на руинах церкви Святой Троицы, где на сохранившейся стене теперь висит плакат "Здание разрушено, церковь — жива". Община намерена и дальше проводить службы на месте снесенного здания. "Мы еще подразберем руины и сделаем площадку более удобной", — говорит пастор.
 
Объяснительная, которую пришлось писать пастору Церкви Святой Троицы
в отделении полиции после проведения богослужения на руинах церкви.

"Нас выставляют не в лучшем свете, пытаются стравить с местными жителями"

Глава управы района Косино-Ухтомский Андрей Толмачев предупредил руководство церкви о том, что здание снесут до 15 сентября. Но переезжать было некуда. Взамен этой земли префектура ВАО предложила пятидесятникам кусок земли в Старом Косино. "Участок меньше прежнего, построить и здание, и парковку к нему было бы проблемой", — говорит пастор. Но не это смутило руководство церкви. "Большую часть участка занимают построенные еще в середине прошлого века частные гаражи, у которых сменилось уже несколько поколений владельцев", — говорит он. Вряд ли местным жителям понравилось, если бы их снесла община протестантов-пятидесятников. "Не ждите, что мы вам что-то другое дадим. В Москве нет плохой земли", — вспоминает пастор ответ чиновников. А дьякон церкви Денис Кривошеев добавляет, что в НИИ Генплана этот участок не был признан годным для строительства культовых объектов. Связаться с пресс-секретарем префектуры ВАО не удалось.

В Новокосино проблем с местными жителями за все эти годы у пятидесятников не было. Церковь Святой Троицы переехала сюда в 1996 году, когда район только возводился. "Теперь же, куда бы мы ни пошли, какой бы участок мы бы ни начали рассматривать, возникнет необходимость общественных слушаний, — говорит пастор. — Скажите, где такой микрорайон в Москве, где с удовольствием воспримут идею строительства пятидесятнической церкви?".

"Власти всегда отказывались узаконить здание"

Пятидесятничество — позднепротестантское течение христианства, возникшее в начале XX века в США. Название оно получило от пятидесятого дня после воскрешения Иисуса Христа, когда апостолы, по мнению представителей этой деноминации, пережили сильное духовное переживание. Особое значение пятидесятники придают Крещению Святым Духом и таинствам в целом. Пятидесятники убеждены, что сила, которую верующий получает в результате Крещения Святым Духом, внешним образом проявляется говорением на иных языках.

История церкви Святой Троицы в Москве начинается в 1979 году, когда община получила статус зарегистрированной религиозной организации. Тогда, по решению исполкома Люберецкого района общине выдали разрушенное здание, которое она восстановила на собственные средства. В 1992 году началась застройка микрорайона Новокосино, и первое церковное здание подлежало сносу и застройке домами. Тогда в качестве компенсации заместитель мэра Владимир Ресин выделил церкви земельный участок.

В 1996 году прежнюю церковь снесли, а пятидесятникам разрешили построить временное здание на новом участке, пока разрабатывается проект основного. "Церковь Святой Троицы должна была стать архитектурной доминантой Новокосино, а власти взяли на себя обязательства подвести все коммуникации", — рассказал дьякон церкви Денис Кривошеев. Но никто эти обязательства так и не выполнил. Больше 15 лет община пользовалась временной постройкой без воды, газа, электричества и канализации. Вместо этого были куплены генераторы, прорублена скважина, выкопан деревенский туалет. Временную постройку власти отказывались узаконить.

Проблемы с землей у церкви начались в 2005 году, когда департамент землепользования Москвы в одностороннем порядке расторг с общиной договор аренды.

"Власти решили строить на нем то ли гостиницу, то ли спортивный комплекс, то ли бассейн — планы менялись. Все эти годы мы пытались продлить договор", — вспоминает дьякон церкви Денис Кривошеев. В 2010 году суд принял решение о сносе здания. Тем не менее пятидесятники прошли все судебные инстанции вплоть до Верховного суда, который на их сторону не встал. Решение суда о сносе здания вступило в законную силу. За три дня до Нового года, в декабре 2011 церковь получила предписание от судебных приставов — в течение двух дней освободить помещение. Все эти годы пятидесятники писали Владимиру Путину и Дмитрию Медведеву, но из раза в раз получали ответ: "Вам предложен земельный участок".

"Дело в неравноправном положении неправославных религиозных организаций, — уверен дьякон Денис Кривошеев. — За последние 15 лет ни одна церковь Объединения церквей веры евангельской не получила на территории Москвы и Московской области земельного участка. Хотя любая религиозная организация по закону может получить безвозмездно земельный участок для религиозных нужд".

Религия второго сорта

"В нашей стране в лучшем положении оказываются православие и ислам в национальных республиках. Воспитание и мышление требует некой единой, правильной идеологии. И поэтому большинство людей, в том числе представители власти, не углубляясь в основы веры, не становясь верующими, просто принимают некую идеологию — должно же быть какое-то знамя, нужно жить под каким-то флагом. И де-факто принимают православие, не воцерковляясь. Протестанты в этом плане несколько выпадают. Быть протестантом в сегодняшнем государстве немодно", — считает епископ Константин Бендас, управляющий делами Российского объединенного союза христиан веры евангельской (РОСХВЕ). По его мнению, большая часть историй, которые можно охарактеризовать как дискриминацию, притеснение или гонения, связаны с невежеством, в том числе и людей, обличенных властью. Чаще это встречается в регионах. Недавно суд Майкопа оштрафовал на 10 тысяч рублей протестантского пастора за воскресную службу. Его обвинили в проведении несанкционированного митинга, который он, по мнению местных сотрудников центра по борьбе с экстремизмом, проводил в молитвенном помещении.

"То, что произошло в Новокосино, я не воспринимаю как целенаправленную агрессию против российского протестантизма. Причина — золотой телец. Просто московская земля стоит очень дорого. И деньги застилают глаза, человек не останавливается ни перед чем", — трактует епископ события в Москве.

Но протестантским организациям, по его словам, везде в России тяжело получить землю под свои церкви. "Когда есть право, то оно, как всегда, не для всех, — сетует епископ. — Чаще всего мы получаем отказ, а когда власти хотят показать видимость конфессионального равенства, то запускают нас по длинному кругу — так же, как было с Церковью Святой Троицы, когда их на протяжении 15 лет футболили от чиновника к чиновнику. И вот по такому кругу ходят десятки и десятки церквей в разных регионах России — Иркутской, Калининградской, Нижегородской областях и так далее".

В Новокосино проблем с местными жителями за все эти годы у пятидесятников не было. Церковь Святой Троицы переехала сюда в 1996 году, когда район только возводился.

Источник: publicpost.ru

Другие материалы

© 2006—2022. Централизованная религиозная организация Российский объединенный Союз христиан веры евангельской (пятидесятников)

Тел.: +7(499) 110-3714, e-mail: union@cef.ru  |  Адрес: г. Москва, ул. Дубининская, д.17, стр. 2, оф. 311

Работает на Cornerstone