СПЧ: Верховный Суд РФ не полностью выполнил поручение Президента

СПЧ: Верховный Суд РФ не полностью выполнил поручение Президента

19.07.2019
Главная>Инфоблок>Новости>СПЧ: Верховный...

6 июля 2019 года в Москве в пресс-центре МИА «Россия сегодня» состоялась пресс-конференция о реализации поручений, данных Президентом Владимиром Путиным по итогам встречи с членами Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека в декабре 2018 года.

В пресс-конференции приняли участие: председатель Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов; член СПЧ, председатель постоянной комиссии по международному сотрудничеству в области прав человека Александр Брод; член СПЧ, председатель постоянной комиссии по развитию НКО Наталия Евдокимова; члены СПЧ: Ева Меркачева и известный правозащитник, управляющий партнер АБ «Славянский правовой центр», почетный адвокат России Владимир Ряховский.

После встречи Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека в декабре 2018 года глава государства сделал поручение из шести пунктов к различным государственным инстанциям. Туда вошли вопросы усовершенствования механизма помилования, продления до 2024 года срока реализации Концепции государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий, разработки комплекса мер по обеспечению эффективной правовой защиты соотечественников, проживающих за рубежом, повышения эффективности общественного контроля над обеспечением прав человека в местах принудительного содержания, обобщения судебной практики по рассмотрению дел о нарушении законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях и соблюдения норм санитарной площади в СИЗО.

СПЧ: Верховный Суд РФ не полностью выполнил поручение Президента

По оценке адвоката Владимира Ряховского Верховный суд очень формально подошёл к поручению Президента.

«26 июня пленум Верховного Суда РФ утвердил обзор судебной практики по ст. 5.26 КоАП (нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях), то есть ВС ограничил поручение Президента нормой КоАП, хотя деятельность религиозных организаций регулируется отдельным законом, и ответственность предусмотрена также другими нормами КоАП и УК РФ»,— подчеркнул правозащитник. Все ожидали от ВС РФ постановления пленума, которое бы дало ответы о том, как трактовать целый ряд спорных моментов касающихся и миссионерской деятельности, и размещения религиозными организациями вывески со своим полным наименованием, и использования жилых помещений и земельных участков для религиозной деятельности. Некоторые моменты удалось прояснить, но еще целый ряд вопросов остался не затронутым.

По мнению адвоката необходимо разграничить понятия миссионерской деятельности и личных убеждений граждан, т. к. сейчас в судах любая религиозная активность воспринимается как миссионерская деятельность.

«Кроме того, нужно определиться с религиозным превосходством как признаком правонарушения: а разве какая-то религия считает себя не самой лучшей и правильной? – отметил также Владимир Ряховский. – Надо разобраться с новой категорией дел, когда суды наказывают собственников помещений, где проходят богослужения, за нецелевое использование земли».

СПЧ: Верховный Суд РФ не полностью выполнил поручение Президента

«Мы подготовили отзыв на ответ ВС РФ и считаем, что эту тему закрывать нельзя, — подытожил председатель СПЧ Михаил Федотов. — Поручение выполнено частично. Будем просить ВС, и если надо, то через Президента РФ, чтобы было постановление пленума ВС». В то же время глава СПЧ отметил, что сделан пусть и маленький шаг, но в правильном направлении, а это лучше, чем большой, но в неправильном.

Также Председатель СПЧ сообщил, что по вопросу соблюдения законодательства о свободе совести состоится совместно заседание комиссий двух президентских советов: Совета по развитию гражданского общества и правам человека и Совета по взаимодействию с религиозными объединениями. Все это вместе должно внести вклад в решение проблем, связанных с превратным и некомпетентным трактованием норм законодательства правоохранительными органами при проверке деятельности религиозных организаций; от несправедливых штрафов и взысканий уже неоднократно страдали церкви и верующие по всей стране.

 

Приводим полный текст выступлений и комментариев по вопросу исполнения Верховным Судом РФ поручения Президента по обобщению судебной практики по рассмотрению дел о нарушении законодательства о свободе совести:

 

Владимир Ряховский: Одним из шести поручений Президента, данных по итогам декабрьской встречи с Советом по правам человека, была рекомендация Верховному суду РФ провести работу, направленную на обобщение судебной практики по рассмотрению судами дел о нарушении законодательства о свободе совести, вероисповедания и религиозных объединениях. Был дан срок до 1 июля текущего года, достаточно большой срок, почти полгода. И вот, 26 июня пленум Верховного Суда утвердил «Обзор судебной практики по делам об административных правонарушениях, предусмотренных ст.5.26 Кодекса об административных правонарушениях при нарушении законодательства о свободе совести, вероисповедания и религиозных объединениях». То есть, Верховный Суд поручение Президента ограничил только одним обобщением, одним исследованием нормы Кодекса об административных правонарушениях, при всём том, что деятельность и религиозных организаций, и вопросы прав граждан на свободу совести регулируются и другими нормами, прежде всего Законом «О свободе совести». Ответственность предусмотрена не только ст.5.26, но и другими статьями Административного Кодекса и Уголовного Кодекса. Однако эти вопросы остались, мягко говоря, невыполненными. То есть, Суд посчитал возможным ограничить себя только исследованием данной нормы. Рассмотрение опубликованного обзора заставляет сделать вывод о том, что в нём, к сожалению, не нашли отражения наиболее спорные проблемы толкования и применения норм законодательства, регулирующего религиозную деятельность.

СПЧ: Верховный Суд РФ не полностью выполнил поручение Президента

Экспертами неоднократно привлекалось внимание государства к несовершенству формулировок закона, также произвольное и неадекватное применение положений закона в некоторых судебных актах. Именно об одном таком судебном решении на встрече 11 декабря я и рассказывал Президенту. Это случай, который произошёл с африканской студенткой 6-го курса Медицинской академии в Нижнем Новгороде, которая является христианкой. Она дала интервью о своих религиозных убеждениях, о том, как это помогает ей в учёбе, как складывалась семейная жизнь, о воспитании, которое она получила, и она пригласила своих слушателей, зрителей на фестиваль христианской африканской музыки. И это послужило основанием для привлечения её к Административной ответственности за нарушение порядка миссионерской деятельности, и более того, она была привлечена к ответственности за несоответствие и нарушение цели пребывания в Российской Федерации, мол, она имела учебную визу, а тут занимается миссионерской деятельностью. И было вынесено решение о наложении на неё Административного штрафа и выдворении из Российской Федерации. И интересно Президент на это среагировал: «Вы говорите невероятные вещи! Такого и быть не может!» Я говорю: «Но к сожалению, это так». Это послужило основанием тому, что Президент дал поручение Верховному Суду. И хотя Верховный Суд в своём обзоре указывает на то, что было проведено обобщение 550 судебных решений по данной категории дел, однако на вопросы, которые были поставлены в том числе Президентом и в том числе применительно к данному судебному делу, ответы на эти вопросы получены не были.

Федеральный закон «О свободе совести» был принят в 1997 году, то есть этому закону уже 22 года. Знаете, сколько было внесено изменений и дополнений?  22 изменения и дополнения. Этот закон был предметом не одного рассмотрения в Конституционном Суде, но наиболее радикальные изменения в содержание этого закона были внесены в 2016 году поправками так называемого «пакета Яровой». В закон была внесена новая глава, регулирующая порядок миссионерской деятельности. То есть, Конституцией, законом было предусмотрено право граждан на распространение своих убеждений – нет, потребовалась ещё дополнительная глава по миссионерской деятельности. И вот, за 3 года действия этого закона 4 раза положение этого закона рассматривалось Конституционным Судом. КС внёс определённые коррективы, указал, что является миссионерской деятельностью, указал признаки миссионерской деятельности, указал на то, что именно совокупность таких признаков образует миссионерскую деятельность. Однако судебная практика судов общей юрисдикции, мягко говоря, часто бывает и произвольна, и мы так надеялись на это обобщение, которое проведёт Верховный Суд. К сожалению, этого не получилось, вопросов осталось ещё больше, чем на них получено ответов. Верховный Суд впервые за 22 года обратился к обобщению практики по данной категории дел, и получили то, что мы получили.

Я, прежде всего, считаю, что Верховным Судом неправильно был выбран формат проведения обобщения. Верховный Суд что может? Он может провести обзор судебной практики, но в данном случае он связан состоявшимися судебными решениями, которые вступили в силу. Суд не может в обычной практике подвергать сомнению какое-то решение, если оно не отменено, не изменено. То есть, исходя из того, что было рассмотрено столько дел, вот суды так и так применяли данные нормы, и можно привести какие-то положительные и отрицательные примеры в плане прекращения дел по данной статье. Но Верховный Суд не мог указать в своём обзоре, что суд неправильно применил норму, что норма гласит совершенно другое. Он не может этого сделать, потому что это решение в силе. Поэтому я считаю, что наиболее правильным был бы такой формат, как принятие Судом постановления по вопросам, связанным с применением закона «О свободе совести», а вопросов на сегодняшний день очень много, и эти вопросы остались неразрешёнными. А неразрешённые вопросы такие актуальные, как, например, разграничение понятий «миссионерская деятельность» и «распространение личных убеждений граждан». Если я говорю о своих личных убеждениях в кругу своих знакомых или даже не только своих знакомых, подпадает ли это под миссионерскую деятельность? Так как я толкую этот закон, то не подпадает, но, к сожалению, в судах любая религиозная активность граждан воспринимается как миссионерская деятельность. И всегда есть основание для того, чтобы признать, что порядок миссионерской деятельности был нарушен.

Или вот сейчас абсолютно новая категория судебных дел. По закону «О свободе совести» религиозная организация беспрепятственно проводит богослужения, совершает обряды, церемонии в жилых помещениях. Казалось бы, в чём вопрос: что я в свой дом или квартиру могу пригласить религиозную организацию, если не нарушаются права соседей, живущих со мной, какие-то прочие нормы, то беспрепятственно. Что значит беспрепятственно? Это без соблюдения каких бы то ни было дополнительных условий, без получения разрешения либо какого-то согласования. Так знаете, за что суды сегодня привлекают собственников жилых помещений, которые проводят в своём жилье богослужения? За нецелевое использование земельного участка. Почему? Потому что земельный участок был предоставлен для индивидуального жилищного строительства или ведения личного подсобного хозяйства. На этом участке был построен жилой дом, в этом жилом доме проживают граждане, казалось бы, что участок используется по назначению. Да нет, участок-то используется фактически для религиозной деятельности. И когда говорят, подожди, я в жилом помещении могу проводить, могу. Но вы не имеете права землю использовать для ведения религиозной деятельности. Однако, если жилая постройка, то земля-то в любом случае не религиозного назначения. Но, тем не менее, у нас десятки дел с огромными штрафами за нецелевое использование земельного участка.

А чего стоят такие понятия, как «религиозное превосходство» или «религиозная исключительность» как один из признаков экстремистской деятельности! Вот такая организация, нужно сделать оговорку – в отношении которой вынесено решение о её ликвидации, как экстремистской организации – организация «Свидетели Иеговы». Что бы про них ни говорили, что бы ни писали, они были ликвидированы и признаны экстремистской только по одному признаку – по религиозному превосходству и религиозной исключительности. Вопрос: а что такое превосходство и исключительность? Что, разве представители другой религии, другой веры считают свою веру не самой правильной? Да он потому-то и придерживается этих убеждений, потому что для него это сама истина, и он об этом будет говорить, что нет спасения вне лона одной из церквей. Так нужно было дать Верховному Суду ответ на то, что является превосходством, что является исключительностью и пр., иначе это приводит, приводило и будет приводить к произвольному, неадекватному, избирательному толкованию и применению данных норм закона. Так что я считаю, что Верховный Суд в данном случае весьма формально подошёл к исполнению поручения Президента. Его обзор обобщения судебной практики является просто формальной отпиской, и считаю, что в данном случае по этому пункту признать исполненным поручение Президента не представляется возможным. Спасибо большое.

СПЧ: Верховный Суд РФ не полностью выполнил поручение Президента

Михаил Федотов (комментарий):

Мы уже подготовили свой отзыв на ответ Верховного Суда, и мы полагаем, что эту тему закрывать не надо. Мы не написали, конечно, так резко, как Владимир Васильевич говорит – не выполнено поручение. Мы считаем, что оно выполнено частично, так скажем мягко. Потому что, действительно, сделан очень хороший, очень подробный обзор судебной практики по этой статье КоАП. Хорошая работа сделана, но часть. Потому что есть, действительно большие проблемы с реализацией свободы совести, и мы будем просить Верховный Суд, а если надо будет, то и через Президента, обратиться ещё раз к теме свободы совести и сделать, например, так, как это было сделано в 2010 году в отношении закона «О Средствах массовой информации». Когда был пленум, и потом появилось постановление пленума о практике применения судами закона о СМИ. Я думаю, что было бы очень неплохо, если бы Верховный Суд запланировал себе на будущий год, например, проведение пленума с обсуждением вопроса судебной практики по делам, связанным с реализацией закона «О свободе совести и религиозных объединений». Я думаю, что это было бы серьёзное продвижение вперёд. Спасибо.

Руководитель пресс-службы РОСХВЕ Антон Кругликов (вопрос):

С одной стороны Владимир Васильевич достаточно чётко резюмировал, что Верховный Суд отписался. С другой стороны, Михаил Александрович очень чётко сказал, что маленький шажок в правильном направлении лучше, чем большой – в неправильном. То есть, мы можем сказать, что маленький шажок в правильном направлении у нас сделан. Проблематика, связанная с поправками пакета Яровой, поднималась на разных площадках. И в соответствующих комиссиях в Госдуме, и в Общественной палате, и в Президентском Совете по взаимодействию с религиозными объединениями, но, так сказать, самого большого маленького шага добился СПЧ. Как вы считаете, это оптимальный формат или, может быть, как-то задействовать и другие площадки? Какие есть возможности, чтобы Верховный Суд как-то поответственнее отнёсся к поручению Президента?

Михаил Федотов:

Я могу вам сказать, что мы сейчас готовим следующий шаг в этом направлении, продолжая ту же самую тактику: небольшие движения в правильном направлении. Мы будем проводить совместное заседание двух комиссий, двух Советов: нашего Совета и Совета по взаимодействию с религиозными организациями. У них есть соответствующая комиссия по законодательству, у нас это будет комиссия по НКО. В общем, совместное заседание нескольких комиссий двух Советов. И как раз, мы будем обсуждать вопросы, связанные с реализацией свободы совести. Так что мы движемся в этом направлении дальше.

СПЧ: Верховный Суд РФ не полностью выполнил поручение Президента

Владимир Ряховский:

Михаил Александрович сказал, что сделали маленькие шажки в этом направлении. Да, из-за ограничения во времени я не смог привести более подробный анализ этого обзора, в котором есть положительные моменты. Там указано, хотя это истекает из закона, что миссионерская деятельность может быть и в иных местах с соблюдением порядка, кроме тех, где беспрепятственно проводятся богослужения. Верховный Суд в своём обзоре указал, что ввёл такое понятие «нейтральное информирование о деятельности религиозной организации», что не является миссионерской деятельностью. Есть положительные моменты? Есть. Но есть и отрицательные моменты.

Допустим, суд указал на то, что по закону распространение литературы – миссионерская деятельность. И суд указал на то, что, если литература находится в помещении религиозной организации, независимо от того, где она находится, уже есть основания говорить о её распространении. Как это понять? А если книжный шкаф в кабинете настоятеля? Тоже распространение? Тоже нужна соответствующая маркировка? Далее приводится ссылка на одно дело: религиозная организация арендует помещение, какой-то зал для проведения мероприятия, и её привлекают к административной ответственности за то, что там какие-то флаеры и литература находилась в фойе этого заведения. И суд приходит к выводу, что был предоставлен для проведения религиозного мероприятия зал или аудитория, а коридор или фойе не был предоставлен. А миссионерская деятельность велась в коридоре. Вот и поэтому это является нарушением. Как минимум ссылка на 2 дела, просто абсурдные решения, из которых, как я говорил раньше, больше остаётся вопросов, чем ответов. И конечно, эту работу мы вели и будем продолжать, и то, что сейчас готовится заседание профильной комиссии, пусть это будет какой-то очередной шаг в продвижении этого вопроса. Я уже не первый год говорю, что необходимо более активное вмешательство Верховного Суда, с тем чтобы устранить существующие неопределенности. Допустим, есть норма закона «религиозная организация обязана при осуществлении деятельности указывать своё полное наименование». Понятно всё. В какой форме? Если мы ведём деятельность, то мы должны указать наименование. В какой форме – это наше право. А знаете, как наша практика судебная делает? Вот на церковном здании имеется табличка о том, что ведётся богослужение такой-то организации, в самом зале, в помещении тоже имеется табличка. Возбуждается дело. Почему? Оказывается на заборе, на калитке этого земельного участка такой вывески нет. Казалось бы, а почему она вообще должна быть? Указано, что просто должны информировать о своей деятельности, полное наименование. В какой форме? В виде таблички или баннера – это уже остаётся за рамками закона. Поэтому, если я повешу на двери, мне скажут, а почему нет на окнах? Повешу на окнах, а мне скажут, почему нет на двери? Вот из-за такой неопределённости происходит произвол. А нарушаются права верующих, нарушаются права граждан.

Пресс-служба централизованной религиозной организации Российский объединенный Союз христиан веры евангельской (пятидесятников)

Фотографии и видеосюжет Информбюро «Спектр»

 

© 2006—2019. Централизованная религиозная организация Российский объединенный Союз христиан веры евангельской (пятидесятников)

Тел.: +7(499) 110-3714, факс: +7(499) 110-3714  |  Адрес: г. Москва, ул. Дубининская, д.17, стр. 2, оф. 311

Работает на Cornerstone