«Благодаря члену Общественной палаты РФ, епископу Сергею Ряховскому нас не разлучили с детьми»

24.04.2014

В 2012 году из семьи священнослужителей из Оренбургской области Ильи и Любови Ярославкиных органы опеки без серьезных оснований изъяли 16 приемных детей и возбудили уголовное дело по статье 156 (неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего). Одной из претензий органов опеки стало протестантское вероисповедание приемных родителей.

«Благодаря члену Общественной палаты РФ, епископу Сергею Ряховскому нас не разлучили с детьми»Член Общественной палаты РФ, Начальствующий епископ РОСХВЕ Сергей Ряховский взял под свой контроль это дело, ситуация получила широкий общественный резонанс. В результате, уголовное дело Ярославкиных было прекращено за неимением состава преступления. Двоих детей вернули в приемную семью, а с остальными разрешили общаться на территории детского дома.

О том, как сейчас обстоят дела у героев этой истории, пресс-службе РОСХВЕ рассказал глава семьи, пастор евангельской церкви Илья Ярославкин.

- Почему органы опеки вернули вам не всех детей?

- Приемные дети воспитывались у нас на протяжении почти семи лет. Так получилось, что за это время вышел закон, по которому не разрешалось оформлять опекунство или усыновлять семьям, в которых уже имеется более восьми детей. Учитывая, что у нас уже было шесть кровных, нам разрешили вернуть в семью только двоих приемных детей. Вот, буквально на днях одному из моих приемных сыновей Стасу исполнилось восемнадцать лет, и теперь он пойдет в армию.

- А что произошло с остальными?

- Остальных вернули в государственное учреждение, но благодаря вмешательству Сергея Васильевича Ряховского, удалось добиться того, чтобы нам разрешили беспрепятственно общаться с детьми, посещать их. Мы регулярно приходим к ним, проводим праздники, приносим подарки. Со всеми у нас хорошие отношения.

- А как дети реагировали на то, что им придется опять вернуться в детский дом?

- Дети просились обратно, очень хотели вернуться в семью. Стас особенно резко выражал свою позицию, настойчиво требовал, чтобы его отправили домой, и его вернули к нам. Все дети нас называли и называют «мама» и «папа». Можно сказать, что они с пониманием отнеслись к ситуации, смирились. Главное, что наши отношения не разорвались и мы поддерживаем с ними связь.

- А кто-то из них смог обрести семью?

- Да, некоторых забрали родители. Некоторые из детей уже стали совершеннолетними и покинули детский дом. На данный момент в детских домах из наших осталось только шестеро детей. Двоих забрала мама после освобождения из тюрьмы. Как выяснилось, у них дядя – пастор церкви, и они сейчас посещают богослужения. Вообще мы всегда сохраняли хорошие отношения с кровными родителями детей, принимали их у себя дома, разрешали пожить, общаться со своими детьми, несмотря на то, что, как правило, это люди пьющие, имеющие проблемы. Органы опеки ставили нам это в упрек, но мы старались послужить этим людям.

- Для вас было неожиданностью решение органов опеки забрать детей?

- И да, и нет. Незадолго до этого я получил в молитве слово о том, что у нас наступят трудные времена, и я внутренне был готов пострадать за добрые дела. Нас ведь постоянно все хвалили, каждый год газеты писали о нас только хорошие статьи, ставили нас в пример. Но всегда ведь хвалить не могут. Кого-то раздражала наша вера в Бога, кого-то – социальная работа реабилитационного центра нашей церкви. И когда вышла первая статья, которая на 70 процентов состояла из наглого наговора и вымысла журналистов, для нас это было неприятно, но не удивительно.

«Благодаря члену Общественной палаты РФ, епископу Сергею Ряховскому нас не разлучили с детьми»

- Над нами откровенно издевались, говорили «что у вас за вера непонятная», выдвигали различные нелепые обвинения. Конечно, были и объективные замечания, которые мы обещали учесть, но нам не дали даже возможность что-то исправить. А по большому счету обвинения в наш адрес были надуманные, и если бы не вмешался Сергей Васильевич, об нас просто вытерли бы ноги. Поэтому низкий ему поклон за то, что он помог нам. После этого к нам и Губернатор со своим замом приезжали, предлагали помощь. Но, конечно, помощь нам требовалась, когда мы с женой, как лошадки тянули воз в гору, а вместо того, чтобы поддержать и помочь, нас еще и били палками за это. Я им так и сказал, но ничего на это мне не ответили. Но, тем не менее, помогли с ремонтом.

- Как изменилась ваша жизнь после этих событий?

- Мы с супругой продолжаем служить людям. Для меня самое страшное – сидеть без дела. Мы сейчас не только служим сиротам, но и занимаемся реабилитацией наркозависимых людей. Так получилось, что когда детей изъяли, Бог расширил наше служение и дал нам людей, которые нуждались в нашей помощи. Сейчас в нашем центре социальной адаптации 22 реабилитанта, которым мы помогаем вернуться к нормальной жизни.

- Как вы восприняли всю эту ситуацию?

- Мы восприняли это как испытание. В Библии написано, что горе тем, кого только хвалят. Мы пострадали за добрые дела, это гораздо лучше, чем страдать за дела злые. Мне не стыдно никому смотреть в глаза, и я благодарю Бога за то, что Он дал нам возможность послужить детям-сиротам и за то, что Он допустил испытания в нашу жизнь, потому что страдать за дело Божье – это тоже привилегия для верующего. И, конечно, слава Богу за тех людей, которые поддержали нас в трудную минуту, для нас это действительно очень важно.

Елена Семенова
Специально для www.cef.ru

Другие материалы

© 2006—2024. Централизованная религиозная организация Российский объединенный Союз христиан веры евангельской (пятидесятников)

Работает на Cornerstone