Епископ Павел Рындич: Евангелизм в XXI веке: задачи, вызовы, проблемы

20.10.2016

Доклад Заместителя Начальствующего епископа РОСХВЕ по Приволжскому федеральному округу, Старшего пастора Объединения церквей христиан веры евангельской «Посольство Иисуса».

В начале доклада хотелось бы дать некую дефиницию понятию «евангелизации» или «евангелизма».

Евангелизация – это донесение радостной благой вести до каждого человека, независимо от его расовой, национальной, половой, возрастной принадлежности, не взирая на его социальный и образовательный статус. Это откровение о том, что Бог, Творец всего видимого и невидимого, прощает грехи каждого человека, если он примет Иисуса Христа в свою жизнь как Господина, Наставника, Учителя и Спасителя. Это желание донести до каждого человеческого сердца мысль о том, что после земного существования есть другая реальность, реальность суда, осуждения или оправдания, реальность Царства Божьего или реальность вечного осуждения.

Поэтому евангелизация – это неотъемлемая часть христианского служения. Это та задача, которую озвучил Христос Своим ученикам прямо перед Своим отшествием.

Описанная в Евангелии от Матфея миссия каждого христианина звучит ясно и просто, возможно даже проще, чем лозунг на рекламном щите: «Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века» (Мтф.28:19-20). И вот с этой мессианской идеей первые апостолы, наполненные силой Святого Духа, пошли во все известные им народы. И, казалось бы, что с подобным энтузиазмом можно было бы за пару десятилетий, ну, ладно, хорошо, столетий достичь всего мира! И если бы христиан ранней церкви спросили: «А как по-вашему будет выглядеть церковь в 21 веке?», возможно они бы сказали, что никакого 21 века не будет, ведь Христос сказал: «И проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам; и тогда придет конец» (Мтф.24:14), а мы, вероятно, донесём Евангелие до всех народов уже в нашем веке; или возможно было бы мнение, что до людей Евангелие уже будет донесено и останутся неевангелизированы только обезьяны. Но вот парадокс, оказывается, евангелизация в 21 веке (через 2000 лет!) осталась столь же востребованной, как и во времена апостолов, также в более позднее время, во времена великих географических открытий, и в смутный 20 век. Хотя раннему христианскому уму, возможно, казалось, что к 21 веку каждый человек на планете Земля, если уж не примет Христа своим Господом, то хотя бы услышит весть о спасении. Но реалии этого мира оказались менее радужными, чем его часто рисовали наши братья-предшественники.

Итак, наш Союз, будучи частью мирового евангельского движения, Слава Господу, ясно понимает свою миссию. И это очень важное замечание, ведь для многих христианский конфессий нашего времени проповедовать Христа людям – это не само собой разумеющееся явление. Во многих традиционных конфессиях этническая составляющая является основным пониманием, кому дано быть христианином (читай: быть спасённым), а кому нет. Ну, религиозная парадигма выглядит примерно следующим образом: если ты – итальянец или русский, то, соответственно, христианин, так как находишься в христианской культуре, а если татарин или иранец, то, соответственно, мусульманин, а значит, «зачем тебе быть христианином?» С точки зрения рождённого свыше христианина, позиция, по меньшей мере странная, но с точки зрения той или иной религиозной системы, очень даже понятная. Я помню, как-то на нашей евангелизации, организованной в Германии в конце 90-х, будучи в том возрасте, когда твои проповеди способны вызывать подземные толчки, а силу ярких фраз можно измерять по шкале Рихтера, я бурно рисовал с уличной платформы картины ада, который ждёт каждого потомка древних алеманов, если они не примут Христа. Я ярко проехался по теории эволюции в лучших традициях харизматического проповедника. А так как проповедовал на немецком, то просто не был способен использовать нецензурные слова, а ведь тогда и такое могло случиться. Во время моей проповеди я видел, как мирные саксонцы бледнели, и их сосиски покрывались пóтом от ужаса. И когда я призвал их к покаянию, душ десять подошли к платформе, чтобы помолиться молитвой грешника. Вот это был успех в моих глазах! Ведь оказалось, что сытые англо-саксы тоже нуждаются во Христе как и пост-коммунистические жители России. Но вот после нашего уличного служения ко мне подошёл лютеранский епископ Саксонии и начал меня отчитывать, мол, что это за глупости – призывать принять Христа жителей Германии. «Учтите, молодой человек, - поучал он, - немцы – это христианский народ, и не надо его путать с аборигенами Папуа-Новой Гвинеи или безбожниками коммунистических режимов... И, кстати, некрасиво с Вашей стороны так непочтительно относиться к науке. Ведь каждый образованный человек прекрасно знает, что человек произошёл от обезьяны. Прошу Вас в следующий раз более уважительно относиться к теории эволюции!» Я во время разговора с ним потерял все ораторские способности, ведь со мной говорил не профессор естественных наук, а важный представитель религиозной конфессии.

Тогда мой наивный мозг был неспособен переварить слова саксонского епископа.

Тогда я не знал, что во что верит моя конфессия – это не то же самое верование многих традиционных церквей. Кстати, я тогда тупо, но понятно для себя парировал: «Уважаемый епископ, если немцы – это христианский народ, не нуждающийся в принятии Христа, то, что ж он концлагеря-то понастроил и пол-Европы поубивал?! А насчёт обезьян у меня такое чувство, что один из нас точно произошёл от них».

Итак, я благодарю Бога, что мы, как Союз, совершенно ясно понимаем важность евангелизма. И это особенно важно отмечать в наших исторических реалиях, где евангельское движение как таковое на протяжении всей истории России воспринималось как инаковое в лучшем случае, а чаще всего как враждебное.

Поэтому мы многое претерпели, но устояли и остались верными заповеди Христа: идите и научите! И, возможно, в последний исторический пост-советский период мы переживаем время наибольшей свободы для проповеди Евангелия, чем за всю историю нашего народа, начиная с этногенеза славян.

Сейчас у меня нет задачи предоставлять программы, наиболее действенные для роста поместной церкви. Но моя задача – вдохновить служителей Христовых не потеряться в суетливой бюрократической деятельности наших церквей, ассоциаций и объединений. И как ни странно, но наша греховная природа так и хочет сместить акцент с простого послания Христа погибающему миру на отчетно-бухгалтерскую, пожарно-материальную, светско-социальную, разборочно-полётную и всякую околоцерковную деятельность с её интригами и хитросплетениями. Но ведь всё началось с Источника Жизни! И мы не должны об этом забывать. Мы не должны забывать Источник, как говорит пророк:  «Ты, Господи, надежда Израилева; все, оставляющие Тебя, посрамятся..., потому что оставили Господа, источник воды живой» (Иер.17:13). Мне нравится пример об основании Лас-Вегаса. Когда-то в пустыне Невада бил источник. Из него пили индейцы, а потом белые ковбои, затем новые поселенцы сделали дорогу к источнику. Позднее для удобства построили авто-заправку. Потом выросли магазины, жилые дома, гостиницы... И вот появился огромный город Лас-Вегас с его развлечениями, ресторанами и игровыми аппаратами. И вот совсем недавно один энтузиаст-краевед стал ходить по улицам этого мегаполиса и спрашивать людей, где находится источник, с которого начался этот огромный город. Оказалось, никто из спрошенных даже и не слышал об источнике. Энтузиаст источник всё же нашёл, он тихо бил между домами, забытый всеми. Вот также не раз происходило в истории Церкви. Христиане обрастали социальными занятостями, служители строили сложные иерархические системы, появлялись огромные здания, сложные товарно-денежные отношения, и при этом они легко теряли источник – Христа, с Которого эти церкви когда-то начались.

Словом, нам нельзя терять простоту во Христе, хотя от нас требуется большая административная работа. Но если мы потерям страсть к евангелизму, то, очевидно, через какое-то время нечего будет и администрировать.

Итак, когда задачи понятны, хотелось бы поговорить и о проблематике евангелизма.

Проблематика, конечно же, более обширна, чем мы можем сегодня упомянуть, но все же хочу выделить 3 проблемных аспекта, непосредственно касающиеся евангельского движения в России, и, в частности, нашего Союза:

1. Святой маргинализм;

2. Модное обмирщение;

3. Справедливые разделения.

Я бы хотел обратить внимание на то, что в каждом аспекте акцент нужно делать не на существительном, а на прилагательном, тогда понятна будет тенденция данной проблемы.

Святой маргинализм – это тенденция некоторых групп, объединений и отдельных церквей к замкнутости, нежеланию сотрудничать (а зачастую, противостоять) с другими церквями, ассоциациями и объединениями. У святого маргинализма, как и у любой болезни, есть симптомы. Эти симптомы видны в риторике представителей подобных групп: «Сегодня все потеряли святость», «Мы не хотим общаться с другими церквями, т. к. они отступили от Евангелия», «Только в нашем объединении сохранена истина». Ну, конечно, свято жить не запретишь. Проблема лишь в том, что чрезмерное устремление вовнутрь теряет силу взглянуть на внешнее. Обычно церкви, отстаивающие собственную правильность в учении, как-то слабо достигают неспасённых, а соответственно, плохо растут. Безусловно, Церковь Христа должна отстаивать понятие «святости». Но это борьба с миром, а не с другими церквями, тем более подобная внутренняя война выглядит нелепо, если мы находимся внутри одного Союза. Как-то же мы тут все оказались? А значит, в начале разделяли или хотя бы относились терпимо к вероучительной практике других церквей. Именно поэтому один из постулатов нашего Союза звучит: «Единство в многообразии».

Модное обмирщение – это сегодняшняя тенденция, очень популярная в западном христианском мире, быть крайне модным, чтобы достигать потерянный мир. Но я бы не стал обвинять наших европейских братьев, так как сам считаю, что много позитивного пришло из идеи быть понятным современному обществу. Эту идею заложил ещё Мартин Лютер, единственное, он не учёл, что заложить можно не только фундамент, но и бомбу замедленного действия. И вот из тезиса, сформулированного М. Лютером «Man muss zum Markt gehen, auf's Maul der Menschen sehen und so schreiben» («Надо идти на рынок, смотреть, как там болтают, и так писать» - он имел в виду писать Библию), выросло понимание, что нужно быть максимально приближённым к миру, чтобы его достичь. С одной стороны, в нашем братстве мало кто будет данный тезис оспаривать, с другой же стороны, возникает вопрос: а кто устанавливает границы дозволенного? Если просто сказать, мол, есть 10 заповедей и на них нужно ориентироваться. Звучит красиво и даже убедительно, но вот оказия, как-то мы, россияне, никак не можем нормально воспринимать служителя церкви, сидящего с сигареткой в ночном баре при стаканчике «Бренди», покрытого татуировками, будто он  вырос в племени алеутов. И ведь придраться трудно, ни в одной из десяти заповедей он не прокололся. И трудно спорить с тем, что он, вот такой цветной, более понятен современной молодёжи нежели обычный пастор и уж тем более, если этот пастор зализанный, в круглых очёчках, с дипломатом и при реверентке. Словом, дилемма, требующая глубокого осмысления.

Безусловно, мы понимаем, что жить нужно по духу, а быть в атмосфере мирского разврата уже предосудительно. Но ведь эта проблема существует. И существует она не в далеком Лондоне, а уже и у нас. И нам нужно ясно понимать, что если мы несём Христа людям без воздержания, без откровения о грехе, без любви к святости, то получим также поверхностных верующих,  которые, как песок во время прилива, приходят в церковь во время концертов и духовных пробуждений, и, соответственно, как тот же песок во время отлива, покидают церковь при малейших трудностях. Именно поэтому Иисус назвал Симона Петром, т. е. скалой, как прообраз, чтобы люди, пришедшие из мира, приняв Христа, стали впоследствии Его учениками, и никакие приливы и отливы не сдвинули их с места.

Справедливые разделения. Это явление, наверное, самое разрушительное в деле Евангелия. Дело в том, что разделения, будь то в поместных церквях или в ассоциациях, всегда служат соблазном для слабых в вере. И более того, время и силы, потраченные для исцеления участвующих в конфликте, принесли бы больше результатов, если бы были направлены на спасение потерянных душ. Почему же разделения справедливые? Дело в том, что водораздел расколов всегда проходит, по крайней мере на словах, под лозунгом несправедливого отношения руководства церкви, ассоциации, объединения к тем, кто хочет покинуть будь то церковь, будь то объединение церквей. Вообще, восстания и революции уже по своей сути противоречат духу Евангелия, и проблема восстаний всегда заключается в том, что восставшие, руководствуясь чувством справедливости или несправедливости к ним, свергают старую устоявшуюся власть, будь то светскую или религиозную, и тем самым провоцируют неуважение к самому институту власти. Таким образом, в среде восставших заводится некий дух «справедливости» или, проще, постоянное дурное желание свергать любую новую власть, как только она даст первые сбои, поэтому любая отколовшая группа или церковь обречена на новые и новые расколы и разделения. В своё время, когда грянула реформация 16-го века, хоть и была справедливой по своей сути, ведь Мартин Лютер выступил против вопиющих злоупотреблений папской власти, всё же заложила основание под европейский христианский индивидуализм. И возможно, протестантизм мог бы уничтожить сам себя, если бы реформаторы противопоставили ЛИЧНО себя Папе Римскому, но Слава Господу, что реформаторы Швейцарии и Германии противопоставили Католической Церкви не себя, а Слово Божье в корпусе Ветхого и Нового Заветов и тем самым остановили глобальные раскольничьи тенденции в лоне протестантской церкви.

Безусловно, враг душ человеческих всегда играет на подобных струнах человеческой души: «Уходи всей церковью из этого объединения, ведь с тобой не считается твой епископ. Он просто Саул в твоей жизни», «Ваше служение пренебрегаемо в церкви.

Уходите всем служением. Вас 200 человек! Начнёте новую церковь». И обман кроется в том, что математика разделений глубоко не в пользу Царства Божьего. Мы думаем, что математика проста: было 500 человек в церкви до разделения, 100 восстали по справедливой причине, значит, появилось две церкви численностью 100 и 400 соответственно; но реальность такова, что от 100 ушедших остаются только 50, а в материнской остаётся лишь 300. Почему так происходит? Да потому, что соблазнившихся на разделении всегда куда больше, чем мы можем предположить.

Ведь любой конфликт всегда приводит к жертвам. И евангелизационное служение под названием Радостная Весть обычно превращается в радостную месть, потому что вместо того, чтобы завоевывать грешников мира, конфликтные церкви приобретают моральное право завоевывать смущенных прихожан друг у друга.

Именно поэтому Павел написал: «Умоляю вас, братия, остерегайтесь производящих разделения и соблазны, вопреки учению, которому вы научились, и уклоняйтесь от них» (Рим.16:17).

Итак, нам, как лидерам и служителям нашего союза РОСХВЕ, просто необходимо всегда держать в сердце основную миссию Евангелия, сформулированную Христом очень просто: «Идите и научите!»  Враг душ человеческих, очевидно, будет всегда этому противиться, пытаясь загнать нас в рутину административной работы или попросту в плотское понимание христианской жизни. Но Библия вдохновляет нас на то, что несмотря на все трудности и проблематику, Бог дал нам мудрость и сверхъестественную способность жить и проповедовать по духу. Надо не забывать, что мы с вами служители Нового Завета, и апостол Павел ясно провозгласил слова ободрения для служителей, подобных нам: «Он дал нам способность быть служителями Нового Завета, не буквы, но духа, потому что буква убивает, а дух животворит» (2 Кор.3:6).

© 2006—2020. Централизованная религиозная организация Российский объединенный Союз христиан веры евангельской (пятидесятников)

Тел.: +7(499) 110-3714, факс: +7(499) 110-3714  |  Адрес: г. Москва, ул. Дубининская, д.17, стр. 2, оф. 311

Работает на Cornerstone