Пастор Игорь Голоскубов: «Если мы сегодня не научим детей служить и не познакомим их с Духом Святым, в 18 лет в церкви им будет неинтересно»

25.04.2016

Пастор кемеровской церкви «Христа Воскресшего» дал интервью журналу IN VICTORY.

Насколько я знаю, Вы только что вернулись из поездки. Где Вы были и с какой целью ездили?
Я вернулся из Южной Азии, это одно из направлений, где мы работаем на постоянной основе. Вместе с директором нашей церковной миссии мы 12 дней были в Таиланде, Бирме (Мьянме) и в Камбодже. В этот раз главной целью было посещение Мьянмы. Мы были там в первый раз, и эта страна открылась для проповеди Евангелия и особенно иностранцам только последние 3-4 года. За последние 7 лет открылись страны, которые были раньше закрыты для Евангелия: это Мьянма, Непал, Камбоджа. Непал вообще был закрыт для иностранцев. Это дает мне понимание последнего времени. Один из признаков последнего времени, как говорил Иисус, что будет проповедано Евангелие всем народам.
Почему мы так активно занимаемся миссией? Мы верим, что этим мы приближаем последние времена, и видим, что это так, потому что сегодня открываются страны, которые раньше были закрыты. Целью этой поездки была разведка. Я, как старший пастор церкви, часто с пасторской командой осуществляю именно такие разведывательные поездки, чтобы завязать контакты, найти ключевых людей, как мы называем людей мира, с которыми мы бы смогли работать на более постоянной основе. Потому что одна из основных наших миссионерских программ – это работа с детьми.
Результатом данной поездки будет то, что мы проведем лагеря в Мьянме и в Камбодже уже в октябре.

Пастор Игорь Голоскубов: «Если мы сегодня не научим детей служить и не познакомим их с Духом Святым, в 18 лет в церкви им будет неинтересно»
А как вообще Вы начали заниматься миссионерскими поездками, все-таки Вы из Сибири и вдруг столько поездок по разным странам?
Давайте я очень коротко о себе расскажу. Я не из России, я родился в Одессе, и моя родина - Украина. В 18,5 лет, к тому времени я уже активно, более 7 лет занимался театром, обучался на одесской киностудии в школе киноактера, я приехал поступать в Москву, в Московскую художественную школу МХАТ и практически поступил на курс Олега Павловича Табакова.
И в 1992 году в электричке между Москвой и Тверью мне проповедовали Евангелие, и я покаялся. В то время, когда я пришел к Господу, было очень серьезное влияние и веяние того, что быть христианином и быть миссионером – это практически одно и то же. Когда ты становишься христианином, то твоя жизнь должна на 180 градусов развернуться.
Я получил призыв на евангелизации Шамбака, который проводил в Москве евангелизационные собрания. Будучи две недели верующим, я случайно стал служить администратором на этой конференции и утром, на пасторском служении, слушал проповедь Шамбака о двойном помазании Елисея. Получение двойного помазания должно тебе чего-то стоить – нужно сжечь плуг и волов, то есть оставить то, чем ты занимался. И я услышал голос Бога, что должен оставить театральный институт в то время, впоследствии я его закончил в другом месте. Бог очень сильно меня коснулся, я верю, что что-то произошло в моей жизни, и через пару дней я стал служить в миссии в Москве. Там я в своем христианском детстве видел много снов, видений, что я буду служить где-то в глубоком лесу. Что такое Сибирь я мало знал и понимал.
Церковь, в которой я непосредственно покаялся - это тверская церковь "Христа Воскресшего". Есть такая Алена Исаакова, она раньше вела передачи на CNL про моду, на данный момент они, мои пастора, живут в Америке.
Церковь, где я покаялся, очень творческая, креативная. Но я пробыл в ней очень недолго после московской миссии, я прослужил помощником пастора полгода и случайно попал на конференцию в Сибирь, где и получил призвание, слыша о том, что мне нужно ехать миссионером в Сибирь. К тому времени я был помолвлен, моя невеста училась в Финляндии, и перед нами стал жесткий выбор – куда нам ехать: в Финляндию или Сибирь. И мы приняли решение в 1993 году поехать миссионерами в Сибирь, в том же году мы и поженились. Я являюсь миссионером в Сибири уже 23 года.
Изначально мы созидали церковь в Берёзовске Кемеровской области, а через четыре года мы переехали в Кемерово. Эти церкви мы заражали миссионерским видением, я верил, что церкви, которые мы созидаем, через какое-то время пойдут служить до краев земли, как написано в Писании.
Где-то только к 2007 году мы созрели уже практически, хотя вся команда, которая росла в то время, росла в том духе, что мы будем служить в Китае, Африке, Монголии. Еще в 1993 году Бог дал мне пять направлений, где служить: Африка, Южная Америка, Монголия, Китай и Израиль (потому что я еврей, моя мама живет в Израиле). Вот сегодня, фактически во всех этих
направлениях мы и служим, но еще в последнее время активно открылась Азия – страны, где очень большая нужда служить, особенно детям.

Пастор Игорь Голоскубов: «Если мы сегодня не научим детей служить и не познакомим их с Духом Святым, в 18 лет в церкви им будет неинтересно»
А как Вы поехали в первую поездку? С чего-то же нужно было начать?
Наша миссия очень связана с детьми. Но мы считаем, что не только детьми нужно заниматься. Дети – это отдельная тема, но так получилось, что в 2003 году в нашу церковь стала ездить команда из Америки. Они учили нас христианским лагерям, сегодня эта программа модернизировалось в то, что мы называем детской конференцией «Глория». Американцы пригласили нас с собой, в первый раз в 2008 году, и мы поехали в Китай. Это была молитвенная поездка, где мы молились, искали возможности.
В процессе Бог дал нам эти возможности, открыл двери. Такая реальная поездка с детской программой состоялась в Африку в 2010 году. Господь стал нам активно с 2008 года давать контакты людей, пасторов, которые стали разделять с нами видение именно в служении детям. На сегодня дети до 18 лет – это 40% населения планеты. Мы мало это знаем, но наша Земля очень молодая, из 7 миллиардов людей более половины – это люди до 30 лет.
Вы уже много объездили стран за это время?
Я был в 43 странах, большее количество стран именно по миссионерской линии. Страны, в которых мы активно работаем как церковь, это около 10 стран – в основном это Африка и страны Южной Азии.
Это же довольно сложно собрать команду, и на это нужны финансы. Как Вам удается?
Я верю на основании Евангелия от Матфея 28 глава, Евангелия от Марка 16 глава и Деяния Апостолов 1:8, что единственное предназначение церкви – проповедь Евангелия. И, как мы говорим, миссия – это не поездка в Африку, миссия – это проповедь Евангелия от соседа до краев земли. Вот на этом основании мы строим церковь. Поэтому вся церковь варится в этом учении, в этом направлении, что нужно смотреть дальше своих стен, а не вариться в собственном соку. Нужно больше смотреть наружу, на спасение этого мира.
Из-за того, что есть эта мотивация, это является одним из ключевых видений нашей церкви, и миссия – это не один из отделов, это как бы ядро церкви, которое созидает между собой все отделы. Поэтому мне приходится быть во многих церквях России, последнее время Бог дает благодать, и я получаю очень много приглашений в церкви как раз по двум направлениям: учить о миссии, учить о детях.
И мы видим часто, что в больших церквях служения между собой немного разрознены и нет какого-то фокуса, какого-то стержня, который бы соединял. Вот я считаю, что это происходит тогда, когда церковь теряет главный фокус, прежде всего, христоцентричность и именно миссию. Из-за того, что это является единственным и главным фокусом нашей церкви, сегодня церковь и воспитывается в этом духе.
Мы не живем за счет спонсоров, у нас нет вообще никаких спонсоров. На 90% – это отдельный миссионерский фонд, он формируется средствами наших верующих. На каждом собрании мы собираем два пожертвования: первое – это десятины и приношения, второе – на миссионерское служение. У людей есть мощный стимул зарабатывать деньги, развиваться, у нас много тех, кто являются индивидуальными предпринимателями, но причина, цель одна – иметь возможность заниматься миссией.

Пастор Игорь Голоскубов: «Если мы сегодня не научим детей служить и не познакомим их с Духом Святым, в 18 лет в церкви им будет неинтересно»
Вернемся к конференции “Глория”. Вы уже сказали, что планета у нас очень молодая. Но что именно Вас побудило заняться работой с детьми?
Одной из причин, наверное, было то, что я начинал в своей церкви служение как детский и молодежный пастор. Также у меня возникал вопрос: почему на первоначальные евангелизации в небольших городах, где мы начинали служить, приходили, прежде всего, дети? И еще я увидел несколько факторов, которые заставили меня задуматься.
Первый – это мною уважаемая и любимая страна Корея, которую я считаю христианской. В Сеуле 40% христиан, я много раз посещал церковь Йонги Чо, но я хочу сказать, что сегодня корейская церковь переживает серьезный кризис. И мы каждое лето проводим нашу конференцию “Глория” в Корее, потому что пятитысячная церковь не имеет молодежи и детей, не знает, что делать с подростками, которые не хотят слушать проповеди, им неинтересно ходить в церковь, и ходят они только потому, что их заставляют родители. Я вижу, что крупные пробуждения в разных странах теряли новое поколение. Второй фактор – мы служим племени Лису в Китае, где большинство людей - верующие, но дети епископов и пасторов сидят в тюрьмах. Третий фактор – это наши уважаемые славянские церкви в Америке. Существует много репортажей и статей о ситуациях, о скандалах, говорящие о том, что целое поколение верующих потеряло свое новое поколение. Шесть лет назад в 2008 году в Новосибирске я слышал проповедь “20 ошибок пробуждения 90-х” Сергея Вельбовца, который сказал очень интересную вещь: "Христиане – это чудаки, которые тратят миллионы на стадионы для спасения верующих, не занимаясь и не заботясь о подрастающем поколении". Как будто мы не видим детей, мы их пропускаем мимо. Наши дети вырастают в церкви очень быстро, уходят в мир, а потом мы тратим опять миллионы на стадионы, чтобы спасти наших же детей на этих стадионах. Жизнь бежит очень быстро, 25 лет моего служения пролетели мгновенно. Сегодня я забочусь не о том, чтобы до конца довести волю Божью на этой Земле, а чтобы оставить за собой последователей, маленьких детей, которые сегодня вокруг меня. Заразить их тем видением, которое есть во мне. То есть я понимаю, что нам нужно воспитать детей, поэтому мы не делим понимание детского служения. Я не детский служитель, я старший пастор, у нас в церкви много бывших наркоманов, осужденных, и у нас ведутся буквально служения по всем направлениям. И мы разделяем служение детям и детское служение. В детском служении у нас есть профессиональные служители, а служить детям – воспитывать их духовно на основании еврейской философии как общинного сознания, мы пытаемся делать это всей церковью. Мы пытаемся мотивировать братьев, донести им, что детям нужны отцы.
Что такое детская конференция “Глория”?
Это модернизированная форма лагеря. Но так как в России лагерь не имеет достаточной законодательной базы, у нас нет закона о лагерях, то на местах возникали вопросы, ситуации, да и у нас не совсем лагерь. Это некая программа, которую в одном месте называют детской библейской школой или экспресс-курсом, кто-то называет это детским инкаунтером, что мне, кстати, очень нравится. Я думаю, что это некая программа от 5 до 12 дней, в зависимости от востребованности, где дети непосредственно переживают прикосновение Бога и встречу с Ним – от евангелизации до наставления. Мы относимся к детям, как к маленьким людям, мы говорим о том, что дети не наше будущее, они наше настоящее. И если сегодня, в настоящем, мы не обратим на них внимания, то будущего у нас не будет, и в будущем в церковь они ходить не станут. Сегодня дети имеют полноценные возможности быть полноценными участниками общины, церкви и быть использованы Богом. Наши дети от 8 лет ездят с нами на миссию, в том числе в Африку, в том числе без родителей, по доверенности. Сегодня дети ощущают себя полноценными членами церкви. У них нет такой парадигмы, что вы пока еще маленькие, вот, когда вы вырастите, тогда мы вас куда-то пустим. Если говорить о программе, то это интенсивная программа, разная, она может быть за городом, где дети живут, она может быть в церкви, как в Африке, дети ночуют дома и приходят с утра до вечера. Но это время, где все нацелено на встречу с Богом, состоит из служений утром и вечером, различных кружков. Все модернизируется, у нас очень много творческих людей в церкви, мы постоянно изобретаем, меняем. Сказать, что это что-то стабильное, сложно, потому что все время в движении, мы все время что-то придумываем.

Пастор Игорь Голоскубов: «Если мы сегодня не научим детей служить и не познакомим их с Духом Святым, в 18 лет в церкви им будет неинтересно»
Я видела видео с ваших конференций и обратила внимание, что вы не просто доносите детям на их уровне, что у вас настоящее прославление, проявление даров. Как вы к этому пришли? Не было ли недопонимания со стороны людей, где вы проводили конференции?
Три года назад мы были на конференции в Испании, в Барселоне, она называлась “Достигая детей Европы”. Как будто европейцы очнулись, они так и сказали, что мы – церкви (в Испании церковь 40 человек – уже нормально) “потеряли детей, дети не ходят в церковь”. Это немножко смешно звучит, но на конференции был ключевой тезис: «Дети – тоже люди». Они маленькие люди, но люди. И ребенок может покаяться и прийти сознательно к Богу в том возрасте, в котором он уже адекватно может осознавать действительность, грех. Поэтому мы относимся к детям как к личностям. У нас есть хороший пример. Один человек, который покаялся не в нашей церкви, а сегодня он является одним из ключевых пасторов нашей команды, когда впервые приехал из реабцентра и попал к нам, удивлялся, когда смотрел на меня и говорил: "Я не понимаю, почему пастор говорит с детьми как с нормальными людьми! С детьми же надо "сюсеньки-пусеньки", "ты мой маленький", а он разговаривает с ними, и, самое главное, что они его слушают”. И еще один человек, не из нашей церкви, недавно сказал: “Я удивляюсь, что дети знают пастора!”, - на что я ответил: “Да, это удивительно, но и пастор знает детей”. Потому что у нас около 100 детей в церкви, и я знаю каждого, я стараюсь строить отношения с каждым. И вот эта вера, что если ребенок - это человек, то Бог его может также использовать, то почему они не могут двигаться в дарах. И еще на меня повлияло посещение церкви "Вефиль", город Реддинг, штат Калифорния. Там нет разделения на детей и взрослых. Мне очень интересно было увидеть работу детского пастора, он движется в том же видении, что и вся церковь "Вефиль", они движутся в дарах, учат детей пророчествовать, молиться за больных, служить. Если мы сегодня не научим детей служить и не познакомим их с Духом Святым, то на каком основании мы можем думать, что в 18 лет ребенку это будет интересно? Почему Иисус сказал: "Пустите детей, впустите их во все сферы церкви, служения, другими словами и в полноценную жизнь общины".
Об образовании. Знаю, что у Вас не одно высшее образование и не два. Почему и как Вы их получали, и как это Вам помогает в служении?
До своего покаяния я очень интенсивно искал Бога, по сути четыре года в православной церкви, живя в Одессе, мы посещали православные паломнические места: Почаевский монастырь, Киево-Печерскую лавру. В евангельском движении меня привлек важный момент, который отталкивал православного человека. Считалось, что верующий человек немного необразован, вычурен, немного не от мира сего и когда я увидел нормальных развитых современных, но очень любящих Бога христиан, меня это очень сильно зацепило и коснулось сердца. До покаяния у меня была одна цель в жизни – иметь творческую карьеру. В детский театр я пришел в 9 лет, а в профессиональный в 13,5. Я мечтал быть режиссером и актером. В советской школе у меня случился серьезный конфликт, когда я был комсомольцем и ушел с совета комсомола школы из-за того, что я очень много увлекался театром. Меня за это хотели исключить из школы, комсомола, но потом пришла перестройка, слава Богу. Ничего кроме театра и творческой карьеры в своей жизни я не видел.
А после серьезного обращения к Богу и желания положить все в жертву, передо мной стал серьезный жизненный выбор.
Насколько я слышал, у Мартина Лютера есть размышление о творческих людях, что творческие люди, которые поклоняются искусству, придя к Господу, очень часто оставляют это ради Бога, как бы приносят Ему на жертвенник. Но позже, если происходит некая переоценка ценностей в жизни человека, он возвращается к этому, но уже не для того, чтобы служить идолу - театру, искусству, музыке, - а чтобы уже этим творческим потенциалом служить Господу.
В моей жизни это произошло буквально. В 18,5 лет я покаялся, бросил карьеру. У меня было украинское образование – незаконченные техникумы, даже не было полного среднего образования, которое давало бы мне право обучаться в России. Где-то через 6 лет, молясь, я услышал призыв от Господа, что мне нужно вернуться в творческую карьеру с единственной целью - чтобы нести Евангелие творческим людям. Я стал смотреть на свои документы и понял, что из законченного образования у меня только 8 классов (сегодня как 9 классов).
Я начал свою образовательную карьеру в 27 лет с того, что пошел в России на экстернат в 11 класс: сидел дядей взрослым, сдавал госэкзамены с одиннадцатиклассниками. Потом я сразу поступил в университет культуры, но я его до конца не закончил, потому что мне не нравилось там образование. Я хотел научиться профессиональной режиссуре, и уже на пятом курсе я поехал в Екатеринбург в театральный институт, где меня взяли сразу на два факультета. Я окончил театральный институт с двумя красными дипломами по специальностям «Артист театра драмы и кино» и «Режиссер театра драмы».
Благодаря кемеровскому университету я получил педагогическую профессию и, будучи пастором, не оставляя пасторского служения, я 7 лет работал заведующим театральной кафедры в колледже культуры в Кемерово, доцентом хореографической кафедры в университете культуры, режиссером эстрадного театра в филармонии. Мы открыли новую специальность в Сибири: «Артист эстрадного театра» («Артист эстрадного жанра»). И получилось так, что, благодаря творческой карьере, за это время покаялось очень много людей, и сегодня в церкви около 20 моих учеников, если не больше, являются активными служителями, пасторами, лидерами. Они очень сильно используют творческий потенциал в миссионерских программах, в служении детям, и видеослужение у нас хорошо развито.
В 2011 году я услышал от Господа, что время моей творческой карьеры закончилось, и, что ради миссии и ради пасторского служения, мне нужно все оставить. Я оставил, на сегодня я являюсь генеральным директором профессионального агентства праздников, где работают все верующие, также все мои ученики. Я задумался над следующим образованием, что же сегодня мне поможет. А я больше, наверное, сторонник светского образования, потому что беда христиан, что они не имеют нормальных светских человеческих профессий, которые их бы соединяли с этим миром, чтобы были точки пересечения.
Ральф Нейбор в своем путеводителе пастора говорит, что если у пастора нет в телефоне контактов людей этого мира, церковь расти не будет. Нужны точки пересечения. И вот творческая карьера, театр – это было мое миссионерское поле, где я мог приводить людей к Господу.
В России не всё просто с пониманием права. У нас потрясающие законы, наше законодательство сегодня, на самом деле, по свободе вероисповедания очень прогрессивное и более либеральное, чем французское, но об этом мало кто знает. И поэтому я сегодня шучу: чтобы быть евангельским христианином, евангельским пастором в России, нужно быть юристом. Это причина, почему я пошел на третье образование. И год назад я стал бакалавром юриспруденции по программе «государственное право». Свою дипломную работу я защищал в сфере конституционных основ защиты свободы совести и вероисповедания в Российской Федерации. Сейчас, в данный момент я учусь на четвертом образовании, на юридической магистратуре конституционных основ, я практикуюсь именно в религиозной юриспруденции, свободе религиозного права и учусь в московском университете имени С. Ю. Витте дистанционно. Итак, на сегодня у меня три высших образования и будет четвертое, которое я закончу через 1,5 года.
А как Вам удается время свое распределять при такой загрузке?
Вы знаете, время – это человеческий фактор. Это тема философская, о которой я думаю каждый день, проповедую в церкви, наверное, несколько раз в год. Бог вне времени и пространства, и я думаю, что мы сегодня ограничены временем именно для того, чтобы почувствовать свою зависимость от Бога и свою ограниченность. Но я верю, без всякой фантасмагории, без всякой ереси, что, чем больше мы общаемся с Богом и согласовываем свои жизненные планы с Его волей, тем больше мы получаем некую способность распоряжаться и руководить этим временем.
Сегодня для меня деньги не так актуальны, как время, потому что если человек научится распоряжаться своим временем, то деньги в его жизни будут. Поэтому это, наверное, тема моего учения и воспитания лидеров, пасторов, мы очень много говорим об этом.
Есть такая пословица, что не успевает тот, кто ничего не делает. И время свое можно правильно распределить, поэтому такие слова как планирование, способность услышать от Бога, правильная расстановка приоритетов – это та тема исследования, которая касается каждого из нас, каждый день. Поэтому мы учим людей правильно распоряжаться временем. Я думаю, что при желании успеть можно всё при тех технических возможностях сегодняшних. Вот за этот месяц я посчитал, что я уже пропутешествовал около 20 тысяч километров – на самолете, машине, поезде, И я подумал, что Павлу, наверное, понадобилось бы полгода или год, если не больше, чтобы преодолеть это расстояние. А у нас сегодня есть технические возможности, поэтому при желании можно успеть всё. И еще есть один принцип: я ничего не делаю сам, большинство своего времени я трачу на воспитание команд. Мы, как церковь, практически вся община, имеем такое видение - быть одной командой всей церковью.Не маленькая команда в церкви, которая тащит на себе все, а вся церковь, которая является командой, идет в одну ногу друг с другом в единодушии, в единстве. Поэтому, на самом деле, я растворяюсь как пастор в пасторской команде, во множестве лидеров, служителей. У нас очень много рук, помощников, поэтому мы много успеваем.
Назовите, пожалуйста, три качества, которые Вы цените больше всего в людях?
Прежде всего, верность, честность и свободомыслие. Люблю, когда люди мыслят неординарно, свободно и часто вопреки общественному мнению и обыденному сознанию.
Три качества, которые неприемлемы в людях?
Трусость, предательство и беспечность.
Какой Ваш жизненный девиз?
Еще в 90-х я услышал еврейскую мудрость, которая сильно легла на сердце, и которой я беспрекословно следую: “Если ты хочешь быть успешным, то тебе нужно три вещи: найди себе учителя, купи (приобрети) себе друга (т.е. откажись от всего, чтобы иметь друга) и третье - будь снисходителен к людям”. И это то, что помогает мне сегодня во многих моментах.

 
 
 

Источник: dommilosti.ru

© 2006—2015. ЦРО РОСХВЕ (п)

Тел.: (499) 110-3714, факс: (499) 110-3714  |  Адрес: г. Москва, пр. Андропова, д.18, корп. 1, оф. 538

Работает на Cornerstone