Епископ Константин Бендаc: «Молитвы и общественный резонанс позволили изменить законопроект, ограничивающий миссионерскую деятельность»

Епископ Константин Бендаc: «Молитвы и общественный резонанс позволили изменить законопроект, ограничивающий миссионерскую деятельность»

24.06.2016

Первый заместитель Начальствующего епископа – Управляющий делами РОСХВЕ прокомментировал принятый 24 июня Государственной Думой РФ в третьем чтении Федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О противодействии терроризму» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности» (законопроект №1039149-6), в рамках которого в том числе были внесены поправки в №125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»:

Благодаря молитвам многих верующих, активной работе глав ряда религиозных организаций, экспертов, в том числе и руководства РОСХВЕ, которые провели серьезную работу, встречаясь с представителями депутатских фракций в Государственной Думе РФ, экспертами Общественной палаты РФ на сегодняшний момент достигнута определенная победа. Под серьезным общественным давлением к третьему чтению законопроект №1039149-6 претерпел серьезные изменения. Самое главное из текста была убрана наиболее одиозная формулировка, определяющая миссионерскую деятельность, как «распространение веры и религиозных убеждений вне культовых зданий», в том числе через СМИ и Интернет. Данная формулировка просто налагала запрет на любой разговор на религиозные темы вне храма без особой справки, выданной религиозной организацией. Как верно это явление назвал начальствующий епископ РОСХВЕ Сергей Ряховский «религиозное крепостное право». В принятом законе эта формулировка звучит иначе: «Миссионерской деятельностью в целях настоящего Федерального закона признается деятельность религиозного объединения, направленная на распространение информации о своем вероучении среди лиц, не являющихся участниками (членами,  последователями) данного религиозного объединения, в целях вовлечения указанных лиц в состав участников (членов, последователей) религиозного объединения, осуществляемая непосредственно религиозными объединениями либо уполномоченными ими гражданами и (или) юридическими лицами публично, при помощи средств массовой информации, информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» либо другими законными способами».

К этой формулировке также остается много вопросов: кто будет определять, что информация распространяется именно в целях вовлечения лиц в состав участников какой-то организации, а не просто для просвещения сограждан. Ведь здесь могут быть и провокации, когда некий гражданин сначала задаёт вопросы религиозной тематики, а затем вызывает полицию и заявляет, что «меня вовлекали». Лично я по-прежнему являюсь сторонником тезиса, который отстаиваю многие годы, будучи экспертом профильного Комитета Государственной Думы РФ, что миссионерская деятельность – это сфера, которая не подлежит регламентации со стороны государства. Точно также как такие понятия, как молитва, венчание, любой другой религиозный обряд или таинство. Все это относится исключительно к сфере определений и регламентаций самой религиозной организации.

Также весьма спорный и опасный пункт 3 статьи 24 принятого закона, который говорит, что не допускается осуществление миссионерской деятельности в жилых помещениях за исключением, когда данные помещения находятся в собственности религиозной организации или предоставлены им на ином имущественном праве (аренда, пользование) для осуществления их уставной деятельности. Это особенно актуально для протестантских евангельских церквей. У нас есть общепринятая библейская практика домашних церквей, когда прихожане не только приходят по воскресеньям в храмы, но в течение недели собираются в квартирах или в домах друг друга, где проводятся малые богослужения, на которые, в том числе, могут приглашаться и люди не церковные. По моей оценке, только в Москве более полутора тысяч таких домашних церквей собираются еженедельно. Данный пункт еще и усугубляется поправками в Жилищный Кодекс РФ, который говорит, что не только не допускается осуществление миссионерской деятельности в жилых помещениях, но и запрещен перевод жилого помещения в нежилое в целях осуществления религиозной деятельности. Этот пункт коснется многих религиозных конфессий, которые зачастую, не имея возможности строить религиозные богослужебные здания, вынуждены приобретать здания и строения на вторичном рынке, в том числе имеющие статус жилых помещений. На сегодняшний день только в РОСХВЕ несколько сот подобных помещений и строений находятся в стадии смены правового режима использования, и данный закон помешает им это сделать.

На сегодняшний день мы продолжаем молиться и в ближайшие дни ожидаем экстренного заседания Консультативного Совета Глав Протестантских Церквей России, где будет принято решение о дальнейших шагах. Напомню, что несколько дней назад главы протестантских церквей обратились к Президенту РФ, который также должен поставить под законом свою подпись.

В любом случае мы должны помнить, что все в руках Господа, и даже волос с головы нашей не падает без Его воли и также о том, что многое может усиленная молитва праведного.

Пресс-служба РОСХВЕ

© 2006—2019. Централизованная религиозная организация Российский объединенный Союз христиан веры евангельской (пятидесятников)

Тел.: +7(499) 110-3714, факс: +7(499) 110-3714  |  Адрес: г. Москва, ул. Дубининская, д.17, стр. 2, оф. 311

Работает на Cornerstone