Оксана Куропаткина: Основатель российского пятидесятничества — начало пути

19.07.2018

Конец XIX — начало ХХ века — важное время для отечественного протестантизма, эпоха, когда окончательно оформились почти все ныне действующие в России деноминации. За каждым из протестантских направлений стоят яркие интересные личности. История жизни основателя пятидесятничества, Ивана Воронаева, вообще напоминает остросюжетный роман. Начнем с того, что ни имя, ни отчество, ни фамилия — не настоящие. Как это получилось?

Оксана Куропаткина: Основатель российского пятидесятничества — начало пути

20 марта 1885 года у зажиточного казака Петра Черкасова и его жены Ольги родился сын Никита. Произошло это в казачьей станице Неплюевской Верхнеуральского уезда Великопетровской волости Оренбургской губернии (сейчас это Челябинская область, Полтавский район, поселок Неплюевский). Станица была названа в честь Ивана Ивановича Неплюева (1693–1773) — первого губернатора Оренбургского края, сподвижника Петра Великого, основавшего Оренбург и множество крепостей для обороны от башкир и калмыков. Сто лет спустя туда стали переселять крещеных калмыков, заодно с казаками и отставными солдатами.

В семь лет Никита пошел в станичную школу. Судя по всему, учился он хорошо, во всяком случае, прекрасно освоил каллиграфию. Именно поэтому атаман станицы взял Никиту в казачье станичное правление в качестве переписчика.

В 1903 году Никита Черкасов женился на Анне Пименовне Андреевой, родом из казачьей семьи, из той же станицы Неплюевской. В феврале 1905 года у них родился сын — Николай. В мае того же года Анна Черкасова умерла от воспаления легких, а в августе того же года «от младенческой болезни» скончался и полугодовалый Николай. В том же году старшие братья Черкасовы были призваны на русско-японскую войну, с войны не вернулся ни один. Вскоре отправился на службу и Никита.
Каждый оренбургский казак начинал служить с 20-летнего возраста и заканчивал службу через 18 лет (год в приготовительном разряде, 12 лет в строевом, 5 лет в запасном). В 1907 году Никита Черкасов перешел из подготовительного разряда в строевой и был отправлен в Туркестан. Его там взяли как хорошего писаря в полковую канцелярию. Во время своей службы любознательный Черкасов посещал вечерние курсы и экстерном сдал экзамены за четыре класса Ташкентской мужской гимназии. После этого Черкасов стал вольноопределяющимся и стал готовиться к поступлению в Оренбургское казачье юнкерское училище. Военная карьера была открыта — но тут в жизни Черкасова произошел перелом.

23 апреля 1907 года, вскоре после манифеста 17 апреля 1905 года о веротерпимости, Никита Черкасов вместе с одним из сослуживцев зашел на открытое молитвенное собрание баптистской общины. Спустя четыре месяца (по свидетельству Воронаева - 12 августа) он пережил религиозное обращение.

В 1908 году Никита Черкасов подал рапорт, в котором сообщил, что уходит с военной службы, потому что его религиозные убеждения противоречат ношению оружия. Его пыталось убедить и полковое начальство, и местный благочинный. В споре с благочинным Черкасов заявил: «Логическое обоснование, суждения и рассуждения — это все человеческое и надуманное. А в Священном Писании такого не написано, а написано так: «Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи»» (Матф.4:10). Диспут завершился (благочинный заметил, что за такое обучение Закону Божьему полковой священник достоин поощрения), а Черкасова отдали под суд за отказ от несения воинской службы (это каралось переводом в арестантское отделение сроком от 1 до 6 лет). По некоторым сведениям, Никиту обвинили в отказе от военной службы не по религиозным убеждениям, а по политическим — а за это полагалась каторга.

В ожидании суда Никита заболел, пробыв долгое время в холодном изоляторе полковой гауптвахты. Его под конвоем направили к доктору. По свидетельству основателя пятидесятничества, он внезапно услышал голос: «Беги!» — а рядом никого не было. Арестант подумал, что ему показалось. Но через несколько секунд повторилось то же самое. А после третьего раза Никита Черкасов поверил, что это был знак свыше, и сбежал. тот же голос властно повторил: «Беги!» После третьего повтора Никита поверил в то, что то был знак свыше, и побежал.

Беглеца приютил Никита маляр Морозов, один из ташкентских баптистов. Но оставаться в большом городе, не так далеко от части, было опасно, единоверцы советовали Никите бежать в Сибирь. Прямого железнодорожного сообщения между Средней Азией и Сибирью не было, туда можно было добраться только окольным путем, через европейскую часть страны. Баптисты купили Никите билет до Ашхабада и снабдили деньгами. В Ашхабаде Никита Черкасов рассказал свою историю местным баптистам. Они посоветовали, для предосторожности, взять другое имя.

Один из баптистов, Иван Ефимович Воропаев, отдал Черкасову свой паспорт. Чтобы при проверке документов не возникло вопросов (кто-то мог знать настоящего Воропаева), в паспорте изменили одну букву (вместо «п» поставили «н»). Так Никита Петрович Черкасов стал Иваном Ефимовичем Воронаевым.

Статья-дайджест написана в рамках проекта Российского объединенного союза христиан веры евангельской (пятидесятников) «Духовное наследие подвижников земли русской», реализуемого на средства государственной поддержки, выделенной в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 03.04.2017 года № 93-рп «Об обеспечении в 2017 году государственной поддержки некоммерческих неправительственных организаций, участвующих в развитии институтов гражданского общества, реализующих социально значимые проекты в сфере защиты прав и свобод человека и гражданина».

Оксана Куропаткина

Источник: syg.ma

 

© 2006—2018. Централизованная религиозная организация Российский объединенный Союз христиан веры евангельской (пятидесятников)

Тел.: +7(499) 110-3714, факс: +7(499) 110-3714  |  Адрес: г. Москва, пр. Андропова, д.18, корп. 1, оф. 538

Работает на Cornerstone