Пастор Игорь Голоскубов. Размышления о цене миссии...

18.07.2016

Мне часто задают такие вопросы, как например: почему нужно заниматься миссией, насколько опасна миссия, какова цена у миссии, кроме денег?
Я хотел бы поразмышлять на эту тему…  Вообще на все вопросы со словами «почему нужно» можно ответить так: «Никто никому не должен и не обязан, никому ничего не нужно…».

Я часто вспоминаю песню Валентины Толкуновой, в  которой были такие слова: «…Я не могу иначе…». Есть люди, которые живут не своей жизнью не потому, что нужно, а потому что они не могут иначе. И все, чем я занимаюсь сегодня, это потому, что я не могу иначе.
Сколько бы мы не размышляли о миссии, для меня БЫТЬ ХРИСТИАНИНОМ и ЗАНИМАТЬСЯ МИССИЕЙ – вещи тождественные, одинаковые. Безусловно, кроме меня многие скажут, что это сказал Иисус, об этом написано в Библии.
Когда люди задают вопрос о том, почему нужно заниматься миссией, у меня появляется встречный вопрос: «а чем нужно вообще заниматься в христианстве?!». Чем нужно заниматься, если Иисус умер за нас для того, чтобы спасти человечество; если Бог хочет, чтобы все спаслись; если у Господа, кроме того, что Он заботится о нас, как о детях, и хочет благословить, есть боль обо всём мире? Да, Он заботится о «старшем брате», но Он ждёт прежде всего покаяния «блудного сына»! Пастор Игорь Голоскубов. Размышления о цене миссии...

Почему нужно заниматься миссией?! Чтобы разделить боль Отца, чтобы разделить Его сердце, чтобы быть Его сотрудником, стать зрелым старшим сыном. Я хочу помочь своему Отцу Небесному! Помочь в спасении людей на этой земле! Это первый момент, второй момент связан  с вопросами об опасности миссии. Отвечая на вопрос, опасно ли заниматься миссией, я вспоминаю слова одной актрисы: «Страшно жить!». Опасности подстерегают нас везде! Конечно, нельзя не согласиться с тем, что люди, которые едут на миссию, часто подвергаются большим опасностям. Например, в Африке, в частности, в Кении мы столкнулись с множеством неизвестных болезней. Как говорит мой друг пастор Ким, после шести вечера вместе с ночью приходят все неизвестные болезни и стучатся к тебе в дверь. Проблема в основном состоит в том, что очень трудно поставить правильный диагноз. Мы недавно вернулись из Африки с епископом Михаилом Касьяновым с Дальнего Востока. В Африке он очень сильно заболел. У него была температура под сорок и сыпь. Это была какая-то непонятная болезнь.  В больнице Владивостока ему сказали, что диагностика будет стоить дороже, чем лечение. Поэтому его стали просто лечить и вылечили. Африка – это всегда неизведанность, поэтому опасность миссии заключается в  неизведанности. А если говорить в принципе о физической опасности, то, глядя на церковь, понимаешь, что, если кто-то умер или заболел, то это не те люди, которые ездили на миссию.
Сегодня люди в наших церквях умирают от рака, которым они заболели не в Африке и не в Индии. Люди «накладывают на себя руки», и в этом опять виновата не Африка и не Китай. Поэтому, с моей точке зрения, в плане физической опасности Африка и вообще миссия не опаснее нашего государства, в котором люди умирают каждый день. В нашей стране также происходят и убийства, и криминал. Конечно, нам приходится летать на самолётах, которые, как мы знаем из новостей, падают и разбиваются, и, тем не менее, авиатранспорт считается самым безопасным транспортом в отличие от наземного. Сколько людей гибнет каждый день на дорогах?! Когда я был преподавателем актерского курса, у нас у одной из девочек сестра погибла под колёсами автобуса, она приехала в Кемерово, чтобы посетить своих родственников… И, конечно, в этом не Африка и не Индия были виноваты... Пастор Игорь Голоскубов. Размышления о цене миссии...

Если говорить о цене миссии, кроме денег, то я бы сказал, что цена миссии – это цена христианства. Апостол Павел говорит: «Принесите тела свои в жертву живую, благую, угодную». То есть принесите себя всего целиком! Я думаю, что с той минуты, когда мы приходим к Христу, не как прихожане и обыватели, а как люди, решившие посвятить Богу всю свою жизнь, все свои мысли и чувства, возлюбив Его всем разумением, всем сердцем своим, всей своей страстью, цена миссии становится ценою нашей жизни.
А что такое цена христианства? А это, прежде всего, отвергнуть себя самого. Сейчас я вижу в христианских церквях миллионы людей, которые себя не отвергли, они продолжают жить для себя, для своей жизни, для своего эгоизма, для своей гордости. Поэтому когда сегодня идёт призыв на миссию, планы Бога не соответствуют нашим планам!  Бог такой большой, что просто не вписывается в наши маленькие планы, в наши рамки. У нас же расписана вся жизнь: в понедельник, вторник, среду мы зарабатываем деньги, чтобы в четверг, пятницу, субботу поехать отдыхать на дачу или на море. А в этот момент Бог говорит: оставь всё и иди, спасай людей, которые гибнут сегодня, иди спасай детей, которые беспомощные и голодные, тянут руки свои к тебе… Пастор Игорь Голоскубов. Размышления о цене миссии...

Поэтому, мне кажется, что религиозными «рамочными» ответами мы не ответим на вопросы о миссии никогда. Мы можем только сказать, что следовать за Иисусом – это отвергнуть себя (то есть свои планы, цели) и взять крест Иисуса. Для меня заниматься миссией – это взять и нести крест Иисуса и следовать за Богом. Это Бог идет сегодня в Африку, а я следую за Ним. Я запретил церкви называть миссию «виденьем пастора Игоря». Пастор Игорь – просто маленький человек, который никогда бы не додумался до такого глобального миссионерского виденья. Это виденье Отца, нашего Бога, Саваофа, Эльшадая, Иегова Ире. Я так же просил не говорить, что мы тратим деньги на миссию. Это не наши деньги, это Его деньги, потому что всё серебро и золото принадлежит Ему. Это Он тратит деньги. Мы клерки в Его банке, банковские работники. А Бог – распорядитель. Если Он хочет сегодня тратить деньги на миссию, мы будем их тратить на миссию. При этом Бог хочет нам дать всё потребное. Я хочу свидетельствовать, что Бог даёт нам всё необходимое. Мы не одержимы идеей поиска денег, Бог даёт нам финансы на аппаратуру, аренду здания, транспорт. Бог всё прилагает, но при этом мы обо всем этом не заботимся. Для меня цена миссии равна цене христианской жизни. Для меня сегодня заниматься миссией – единственное дело, которым, мне кажется, должны заниматься христиане и христианская церковь.

А что означает понятие «чистое Евангелие»? Если говорить по Писанию, я бы сказал, что чистое Евангелие – это неповреждённое Слово, заключающееся в коротком стихе Евангелия от Иоанна 3:16. Всё евангелие направлено на спасение человека, на спасение его души и духа. Когда мы говорим человеку, что главное – спастись и прийти на небо, а потом остальное, вот это – чистое Евангелие. Евангелие же с примесью – когда мы начинаем говорить от тех вещах, которые приложатся. Как апостол Павел говорил, ищите же прежде царствия небесного, а остальное приложится. Таким образом, говорить о поиске царства Божьего – это искать чистое Евангелие, а всё, что приложится, уже не нужно, оно в приложении.  Нам нужно купить конкретное оборудование, а приложение можно скачать.

Источник: dommilosti.ru

© 2006—2017. Централизованная религиозная организация Российский объединенный Союз христиан веры евангельской (пятидесятников)

Тел.: (499) 110-3714, факс: (499) 110-3714  |  Адрес: г. Москва, пр. Андропова, д.18, корп. 1, оф. 538

Работает на Cornerstone