Доклад епископа Олега Новоторжина на Малом Соборе РОСХВЕ 2017

30.10.2017

Русская православная икона (литография). От исповедовавшегося отходит бес. Над ним ангел-хранитель держит венец. Над ангелом – Дух Святой в виде белого голубя.

Тайна исповеди: Богу Божие, кесарю кесарево

Что могло бы укрыться во мне

от Тебя Господи, если бы я и не захотел

исповедаться Тебе,

«очами Которого обнажена бездна человеческой совести»?

 Блаженный Августин (Аврелий) «Исповедь»

 

Наделяя свою Церковь полномочиями, Христос дал Церкви ключи от Царствия Небесного. Только Иисус, Сын Божий, «имеет власть на земле прощать грехи…» (Мк. 2:10). Эту власть Он доверил своим ученикам-апостолам: «… примите Духа Святого. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся» (Ин. 20: 22,23). «Исповедуйтесь друг перед другом в проступках и молитесь… чтобы исцелиться…» (Иак. 5:16). «Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды» (1 Ин. 1:9).

Наша богослужебная практика имеет несколько обрядов и таинств, такие как крещение, причастие, таинство брака и, в том числе, исповедь грехов.

Что такое исповедь?

Метано́йя (др.-греч. Μετάνοια) — термин, обозначающий «сожаление о совершившемся, раскаяние», «перемена ума», «перемена мысли», «переосмысление».

Многие отцы-аскеты понимали метанойю как покаяние без распятия, другими словами, принятие креста на себя. Они считали, что без метанойи невозможен путь спасения.

В «Кратком Катехизисе» Мартин Лютер говорит: «Исповедь включает в себя две части. Во-первых, мы признаем свои грехи. Во-вторых, мы принимаем отпущение грехов, т.е. их прощение, – от пастора, как от Самого Бога и нисколько не сомневаемся, но твердо веруем, что тем самым наши грехи прощены пред Богом на Небесах».

Толковый словарь С.И. Ожегова говорит об исповеди как о признании человека в своих грехах перед священником, отпускающим грехи от имени Церкви и Бога.

В истории наблюдается развитие формы исповеди: от исповеди перед Богом к покаянию перед общим собранием молящихся прихожан, и далее в 3 веке от Рождества Христова возникает обычай исповедоваться перед монахом или святым человеком. Последняя форма вскоре расширилась и была принята как на Западе, так и на христианском Востоке. 

Здесь кажется уместным вопрос, а кто имеет власть принимать исповедание грехов?

Протестантское понимание всеобщего священства верующих (1 Петра 2:10) закрепляет широко распространенный взгляд, который может позволить любому человеку в сане или без оного принимать признание прихожан в зависимости от установленных правил в поместной церкви.

Католики говорят, что пастор — это слух Бога при исповеди, верится, что он также должен быть и любовью Бога, и, конечно же, обладать способностью и горячим молитвенным желанием забвения услышанных при покаянии грехов. Также католики верят, что в ходе исповеди человек напрямую говорит с Богом, а священник – лишь связующее звено между ними. Но самое главное – всё сказанное на исповеди является секретом, как например, медицинская или адвокатская тайна, поскольку скреплено таинством покаяния.

Рассматривая наши дни, в некоторых церквях для дисциплинирования встречается практика обличать согрешивших всенародно на общем собрании членов церкви, при котором то, что является подчас личной или семейной тайной, доносится до людей, которые к данной ситуации никакого отношения не имеют и изменить ничего не могут. 

Писание дает нам следующие указания о стадиях увещевания: «Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь» (Мт.18:15-17). Возможно различное понимание того, что значит «сказать церкви».

В последние годы стали популярны так называемые «инкаунтеры» – «Встреча с Богом», различные семинары, ретриты, где практикуется исповедание грехов. Возникает при этом вопрос: насколько наши пасторы осознают всю моральную и этическую, духовную, а также юридическую ответственность при проведении таинства исповеди?

Доклад епископа Олега Новоторжина на Малом Соборе РОСХВЕ 2017

Разглашение тайны исповеди

При практике открытого обличения согрешившего при церкви могут встречаться случаи нарушения тайны исповеди. Разглашение тайны также возможно путем неосторожной, неосмотрительной болтовни. Например, прихожанка рассказала батюшке, а он, в свою очередь, – матушке, а она – своей подружке, которая рассказала уж всем в округе... Из-за этого рождается отношение недоверия к священству, пренебрежения к Церкви, к её святым таинствам.

У некоторых прихожан появляется желание открыть душу именно старцу с надеждой, что тот вскоре отравится в вечность, и свидетелей его греха не будет.

Должен ли человек бояться, что пастор, перед которым он исповедался в своих грехах, расскажет о них другим людям?  Хочется верить, что он должен все-таки хранить исповедь в строгой тайне.

Ответственность священнослужителя

Здесь уместно вспомнить, что Христос предлагал отдавать должное Богу, а кесарю кесарево.

 Анализируя законы и существующее право, встречаем такие термины, как гарантия тайны исповеди, исповедание помыслов, свидетельский иммунитет, личная и семейная тайна, тайны одного (абсолютная тайна) и тайна двоих (человека и священника, судьи, врача), тайна обязательная (профессиональная), носители тайны исповеди и др.

В российском законодательстве упоминается, что существуют гарантии тайны исповеди, которые имеются во внутренних установлениях религиозных объединений и канонических правилах. А имеются ли они на самом деле в наших церквях?

Юридически наше духовенство защищено законом, и есть такое понятие, как свидетельский иммунитет. Однако следует помнить всем исповедникам, что помимо свидетельского иммунитета перед Богом и перед законом мы имеем ответственность за разглашение тайны, доверенной нам во время исповеди.

Знаем ли мы, что в РПЦ, начиная уже с 16 века было прописано наказание за открытие тайны исповеди, и оно заключалось в отстранении от служения на 3 года и в том, чтобы бить ежедневно 100 поклонов?  Конечно, оскорбление святыни таинства исповеди заслуживает строгого наказания.

Так, например, 30 марта 2016 года, священник Саратовской епархии РПЦ был отстранен от служения на один год за то, что раскрыл публично информацию о фактах, ставших ему известными из исповеди на одном из телевизионных шоу. Кроме того, согласно указу митрополита, священник на год лишен права носить рясу и наперсный крест, преподавать верующим благословение и совершать богослужения и требы.

К сожалению, может такое случится, что нечистоплотный или неаккуратный служитель может использовать сведения, ставшие ему известными из тайны исповеди для манипуляций, запугивания, контроля и т.п. своих прихожан, и других неблагочестивых целей. Считаю, что в наших евангельских церквях должна быть защита, гарантия, ответственность и ее понимание пастырями и служителями за разглашение тайны исповеди. Вопросы исповеди и тайны исповеди на сегодняшний день никак не регламентированы, и на это нужно обратить наше внимание.

Свидетельский иммунитет

Может статься для кого-то чем-то новым, что тайна исповеди в РФ сегодня охраняется законом.

Священнослужитель не может быть привлечен к ответственности за отказ от дачи показаний по обстоятельствам, которые стали известны ему из исповеди. (п.7, ст. 3, Федеральный закон от 26.09.1997 N 125-ФЗ (ред. от 06.07.2016) "О свободе совести и о религиозных объединениях".

Кроме того, органам дознания и ФСБ запрещено вербовать священнослужителей и запрещено требовать от них сообщения сведений, которые стали известными им в ходе пастырской деятельности. Таким образом, каждый священнослужитель имеет так называемый свидетельский иммунитет.

«Поскольку покаяние предполагает доверительный характер отношений между священнослужителем и верующей личностью, неизбежным качественным признаком исповеди является ее тайна. Именно гарантированное право на тайну исповеди дает священнику иммунитет на неразглашение ставших ему известными из сугубо конфиденциального духовного общения сведений, что является одной из важнейших гарантий свободы вероисповедания, в противном случае таинство покаяния теряет всякий духовный смысл, а священник превращается в полицейского», – считает многими нами уважаемый христианский адвокат, правозащитник, юрист Славянского правового центра Анатолий Пчелинцев.

Вспоминается случай, рассказанный мне одним пожилым служителем, прошедшим гонения на христиан, про то, как в советское время, отбывая долгий срок заключения за проповедь Евангелия, его пригласил на допрос следователь и предложил доносить ему информацию о других арестантах в обмен на некие поблажки в содержании, на что наш брат сказал, что прежде, чем ответить, ему нужно помолиться Богу. «Молись прямо здесь», – сказал надзиратель. Преклонив колени прямо в кабинете, наш брат обратился к Богу в молитве. Прошло несколько минут тишины. Христианин встал. «Ну, что? Сказал тебе что-нибудь твой Бог?» – «Да», – сказал он. – «И что же?» – «Бог сказал каждому заниматься своим делом, вам ловить преступников, а нам их приводить к Богу и покаянию». В раздражении тот приказал увести заключенного.  

Абсолютна ли тайна исповеди?

В процессе исповеди могут открыться обстоятельства насилия над детьми, факты преступлений особой жестокости, а также информация о готовящихся преступлениях против человеческой жизни, к примеру, о террористических актах. Возникает резонный вопрос: должен ли священнослужитель сохранять это в тайне?

В Основах социальной концепции РПЦ (раздел 9) священнику дается подробное предписание при возникновении подобной ситуации. Даже в целях помощи правоохранительным органам священнослужитель не может нарушать тайну исповеди. Без исключений и при любых обстоятельствах свято сохраняя тайну исповеди, пастырь одновременно обязан приложить все возможные усилия, чтобы преступный умысел не состоялся.

Служитель церкви должен, заботясь как о душе преступника, так и его потенциальной жертве, призвать исповедуемого к истинному покаянию, если этот призыв не возымеет действия, пастырь может предупредить тех, чьей жизни угрожает опасность.

Библия призывает согрешившего «сотворить достойный плод покаяния», а говоря юридическим языком, совершить деятельное раскаяние. Это означает, что необходимо дать совет согрешившему обратиться к правоохранительным органам, чтобы понести заслуженное совершенному преступлению наказание. А.В. Пчелинцев считает, что профессиональная тайна священнослужителя не должна включать в себя сведения о готовящемся тяжком и особо тяжком преступлении.

Кесарево кесарю или юридическая ответственность за разглашение тайны исповеди                                                  

Что же мне до людей и зачем слышать им исповедь мою, будто они сами излечат недуги мои?

Эта порода ретива разузнавать про чужую жизнь и ленива исправлять свою. («Исповедь» Блаженный Августин (Аврелий)

 

Помимо свидетельского иммунитета, данного законом священнослужителям, существует также и ответственность, которую они могут нести перед законом, за разглашение определенной информации, ставшей известной им в рамках их профессиональной деятельности, в том числе и во время исповеди.

Ст. 23. Конституции РФ закрепляет право каждого гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

Личную тайну могут составлять сведения о состоянии здоровья, деловых, дружеских и иных связях, пристрастиях, пороках, скрытых физических недостатках и т.п.

     Семейную тайну составляют такие обстоятельства, которые касаются семьи и по моральным соображениям правомерно скрываются ей от третьих лиц (например, интимная жизнь супругов или тайна усыновления).  

УК РФ, Ст. 137. Нарушение неприкосновенности частной жизни:

«1. Незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации – наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

2. Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, – наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет».

Если  говорить кратко, то суть преступления, предусмотренного ст. 137 УК РФ, состоит в незаконном собирании и распространении сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия, либо распространении таких сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности и за это следует наказание от штрафа в  200 тысяч рублей  до лишения свободы сроком на 5 лет.

Таким образом, под правом на неприкосновенность частной жизни понимается предоставленная человеку, и гарантированная государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного и интимного характера. 

Учитывая, что Писание предлагает Церкви быть послушным действующим в государстве законам и не делать другому того, что себе не желаем, необходимо помнить о законах, которые защищают исповедников от распространения информации об их личной жизни.

Доклад епископа Олега Новоторжина на Малом Соборе РОСХВЕ 2017

Божие Богу. Ответственность за разглашение тайны исповеди в церковных правилах 

«...да исповедаю я это не только пред Тобой в тайном «ликовании и трепете», в тайной скорби и надежде,

но и перед верующими сынами человеческими.  («Исповедь» Блаженный Августин (Аврелий)

Нам известна юридическая защита священника о неразглашении тайны и о невозможности его привлечении к ответственности о фактах, ставших ему известных из исповеди. Вопрос обратного порядка. Какова его ответственность перед Богом и Церковью в этом вопросе?

Юристы считают, что дополнительные гарантии тайны исповеди имеются также во внутренних установлениях самих религиозных объединений и канонических нормах права, которые обязывают священнослужителей избегать действий, злоупотребляющих доверием, поскольку это несовместимо с их духовным статусом.

  Согласно церковному каноническому праву РПЦ, священник не может нарушить тайну исповеди ни при каких условиях. Это строго запрещено 120-м правилом Номоканона при Большом Требнике 1662 года (свод церковных правил византийского происхождения): за открытие греха исповедовавшегося духовный отец запрещается на три года в служении, и каждый день должен класть сто поклонов.

Предписания Римо-католической церкви также содержат строгие правила по этому поводу. Так, каноны 983 и 984 Кодекса канонического права гласят, что «тайна исповеди нерушима; поэтому духовнику строжайшим образом запрещается выдавать кающегося словами или каким-либо иным способом, и по какой бы то ни было причине. Хранить тайну обязан и переводчик, если таковой наличествовал, и все прочие лица, тем или иным образом узнавшие о грехах из исповеди».

Западная католическая церковь, исходя из мнений Фомы Аквинского и целого ряда ученых богословов, установляет «печать молчания» — sigillum confessionis, безусловно, воспрещая священникам говорить кому бы то ни было о том, в чем повинился кающийся на исповеди.

Католический священник, нарушивший тайну исповеди, автоматически запрещается в служении и более не может совершать священнодействий до соответствующего решения епископа (такой запрет может длиться десятилетиями); в некоторых ситуациях может дойти и до отлучения от Церкви, церковного суда. Поскольку это тяжелейшее преступление и оскорбление святыни таинства исповеди.

XXI статья IV Лютеранского собора грозит за нарушение этого правила пожизненным заключением в монастыре «строжайшего» ордена. О такой же ответственности открывшего тайну исповеди говорит и булла папы Климента VIII 26 мая 1594 г.

В действующем уставе Евангелическо-Лютеранской Церкви (ст. 827 и 829),  «категорически проведено начало ненарушимости тайны всего вверенного проповеднику на устной исповеди», к которой по 826 ст. «пожелает прибегнуть кающийся», причем «если для предупреждения или для прекращения вредных последствий злодеяния необходимо оное обнаружить пред начальством, а исповедующийся не соглашается сам сознаться пред судом в своем проступке или отвратить имеющий произойти вред, то ему отказывается в разрешении от грехов и в допущении ко святому причастию, но сказанное на исповеди сохраняется в тайне». 

В соответствии с ч. 7 ст. 3 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» тайна исповеди охраняется законом, а священнослужитель не может быть привлечен к ответственности за отказ от дачи показаний по обстоятельствам, которые стали известны ему из исповеди.

Церкви Христовой необходимо четкое и ясное понимание о том, кто может и  кто способен быть носителями тайны исповеди, поскольку существует множество духовных званий и должностей служителей в современной Церкви.

Однако каждый священнослужитель должен помнить, что он имеет моральный долг и духовную ответственность перед Богом за распространение тайны исповеди. Поэтому в церкви должна быть обеспечена гарантия тайны исповеди.

К этому призывает нас и Священное Писание.

«Веди тяжбу с соперником твоим, но тайны другого не открывай» (Прит. 25:9).

«Кто ходит переносчиком, тот открывает тайну; и кто широко раскрывает рот, с тем не сообщайся» (Прит. 20:19).

Подытоживая вышесказанное, видится необходимым для церкви христиан веры евангельской регламентировать всё, что связано с таинством исповеди, разработать методические рекомендации для священнослужителей РОСХВЕ.

Вопросы, которые нужно исследовать:

- кто может принимать и быть носителем тайны исповеди?;

- внутрицерковная ответственность за разглашение тайны исповеди;

- унифицировать понимание публичного обличения согрешившего;

- принять канонические правила и внутренние установления церкви и т.д.

Использованные материалы: Конституция Российской Федерации, Федеральный закон № 125-ФЗ от 26.09.1997 «О свободе совести и религиозных объединениях», Основы социальной концепции РПЦ, Краткий катехизис Мартина Лютера, Сайт Славянского правового центра, статьи А.В. Пчелинцева, Библия (Синодальный перевод).

Ключевые слова: личная и семейная тайна, профессиональная тайна, свобода совести, священнослужитель, тайна исповеди, свидетельский иммунитет, деятельное раскаяние.

 

© 2006—2020. Централизованная религиозная организация Российский объединенный Союз христиан веры евангельской (пятидесятников)

Тел.: +7(499) 110-3714, факс: +7(499) 110-3714  |  Адрес: г. Москва, ул. Дубининская, д.17, стр. 2, оф. 311

Работает на Cornerstone