Для тех, кто долго и тяжело болеет

Для тех, кто долго и тяжело болеет

11.01.2024

«Человек любит поговорить о своих болезнях, 
а между тем это самое неинтересное в его жизни», 
Антон Павлович Чехов.


Я раньше замечал, что долго болеющие люди постоянно говорят о своих болезнях. Как ни встретишь их - никакой другой темы. Думал: неужели это тот мир, который остался для их жизни и всё  остальное, чем они жили, что их вдохновляло, что было их интересом, они из-за болезни потеряли? Существует профессиональная деформация личности, но, по-видимому, случается и психическая деформация людей, которые долго и тяжело болеют. И вот болезнь, длительная, изматывающая, как испытание огненное, приключение в высшей степени странное, постигло и меня. Я стал замечать, что боль становится центром моей жизни, моего сознания и моей речи. Я даже не заметил, как это произошло, пока однажды супруга не сказала мне: «Андрей, я уже не могу постоянно слышать о болезнях».

Вот чего бы я точно ни хотел, так это превратиться в занудного старика, который настолько сконцентрирован на себе, что только и делает, как в сотый раз по кругу бубнит о том, как у него болит нога, что нового выписал доктор, что говорят об этой болезни по телевизору и тому подобное. Нужно было остановиться, подумать и честно самому себе признаться: отчего это происходит? Чего я больше всего боюсь? С чем мне сложно смириться? Во что я верю, а в чем (в ком) разочаровался? Как мне дальше быть, чтобы реальность боли не украла у меня смысл жизни? Я стал наблюдать за собой и сделал определённые выводы. Решил поделиться, может, мои мысли будут кому в помощь.
Когда люди, видя, как сложно мне было передвигаться, в общении называли меня инвалидом, я категорически не мог с этим согласиться. Когда мне впору уже было начать ходить с тростью, я никак не мог переступить этот психологический барьер, чтобы пойти по улице, опираясь на палочку. В результате упал, сломал лодыжку, и трость всё равно пришлось в руки взять. Потом мне трудно было начать проходить комиссию по присвоению инвалидности, потом я никак не мог представить себя в инвалидной коляске... Но сегодня реальность такова, что я, несколько лет живя на фоне серьёзных болей из-за повреждения спинного мозга, принимая ежедневно обезболивающие препараты, ноги при этом практически не ходят, осваиваю инвалидную коляску и являюсь инвалидом II группы.

Изменения личности у больных тяжёлыми заболеваниями являются в крайней степени негативными из-за возникающих ограничениях функций жизнедеятельности. Человек постепенно теряет возможность делать самостоятельно ранее привычные простые вещи. Он вынужден всё время кого-то просить о помощи. Он мало что может изменить, но при этом зависит от всех. Человек, становясь инвалидом, неумолимо и постепенно отрывается от коллективов и групп людей, с которыми занимался похожей деятельностью. Жизнь ушла вперёд, а он за ней не успел. Ничего крамольного - просто каждый живёт своей жизнью, и люди начинают привыкать к тому, что он инвалид и где-то там, у себя, болеет. Круг контактов резко сужается. Нарушаются личные, семейные планы жизни, достижение важных целей, в том числе профессиональных, становится невозможным. Ломается в жизни буквально всё - разрываются отношения, разваливаются планы, стиль жизни и её уклад меняется абсолютно. От постоянного ухода за больным устают даже родные, одиночество в борьбе с болью за редким исключением становится образом его существования изо дня в день.

Негативный прогноз от врачей или неопределённость прогноза делает невозможным планирование жизненных целей хотя бы в среднесрочной перспективе. Стремление к самореализации, целеустремлённость при достижении целей, направленных в будущее, активность в целом как жизненная позиция утрачивают свой смысл, когда основные потребности человека сводятся к уменьшению боли или к вопросу, сколько ему осталось жить. Стремление жить без боли или выжить становится главным побудительным мотивом его деятельности. Даже те, кто любит его, не могут в той же степени пережить то, что переживает он, а значит, в должной мере понять его. Как следствие, больной всё острее испытывает чувство одиночества, оставаясь со своими страхами один на один.

Особенно сложно переживают подобные перемены люди, которые в прошлой, "здоровой" жизни были обществом востребованы. Они получали признание от коллег и родных, а сейчас замечают, как теряются их навыки, как их интеллект оскудевает, а их возможности все дальше отходят от прежнего уровня. Человек, понимая это, приходит в отчаяние, и затяжная апатия или депрессия становятся естественной реакцией психики на происходящее. Добавьте к этому постоянные призывы других христиан сильнее верить, чтобы получить уже принадлежащие им исцеление, но которого всё нет и нет, и мы увидим человека, который к отчаянию от беспомощности что-то изменить в своём физическом состоянии, прибавляет отчаяние от слабости своей веры - он проигрывает везде. Если ничего не предпринять в этот момент самому больному, последствия могут быть печальными.

Я читал, как один из освободившихся узников фашистского концлагеря, еврей, при выходе из ворот фабрики смерти сказал буквально следующее: «Если Бог есть, Ему долго придётся просить у меня прощения». Его понять можно. Негативные изменения в психике больного со временем становятся явными, существенными. Усугубляется эгоцентризм, человек становится обидчивым, проявляется всё возрастающая требовательность к другим. Больной обижается на людей, на судьбу, на Бога, Которому, по его мнению, дела до него нет. Его личность теперь - объект круглосуточной опеки родственников. Периодическая вынужденная госпитализация, которая в лучшем случае поддерживает его состояние от дальнейшего прогрессирования болезни, но не излечивает от неё, усугубляет его восприятия самого себя как человека, выброшенного судьбой на обочину жизни и который стал обузой для всех.

Кроме всего этого, человек должен жить с мыслью, что его состояние может ещё больше ухудшиться, работоспособность ещё сильнее уменьшится и он может прийти к такому состоянию, что никогда не сможет делать то, что у него даже сейчас получается. Он должен каким-то образом внутренне быть готовым к этому.

Постепенно угасает молитва. Потому что за что бы ни начинал человек молиться, он все равно переходит в молитву за свое исцеление, которое долгое время не происходит. Молитва в течение длительного времени без ответа разочаровывает. Никому не хочется вновь и вновь встречаться с болью, а молитва за исцеление невольно ставит болезнь в центр переживаний человека. С течением времени молитва больного становится всё более поверхностной и краткой.
 
Очень сложно, порой невозможно для больного человека научиться адекватно воспринимать происходящее с ним и научиться жить вместе с болезнью.

Я для себя выработал четыре основных принципа, помогающие мне сохранять эмоциональное равновесие (без так называемых «эмоциональных качелей», когда человека бросает от состояния абсолютного отчаяния до вспышек невероятного оптимизма и суперверы, которые, впрочем, так же быстро угасают, как появляются), адекватные отношения с людьми и сохранять устойчивую веру в благого Бога.

1) «Всячески избегайте приписывать себе статус жертвы. Каким бы отвратительным ни было ваше положение, старайтесь не винить в этом внешние силы: историю, государство, начальство, расу, родителей, фазу луны, детство, несвоевременную высадку на горшок и т.д. В момент, когда вы возлагаете вину на что-то, вы подрываете собственную решимость что-нибудь изменить», Иосиф Бродский.

Не жалуйтесь. Просить о помощи и жаловаться на судьбу — это разные вещи. Каждый, кто со мной встретится, мне позвонит, должен уйти после нашего разговора в более светлом настроении, нежели с каким пришёл. Если я пишу о своём состоянии посты в соцсетях, вы прочитаете правду о моем состоянии без прикрас, но хочу, чтобы текст был наполнен надеждой и юмором, чтобы вы, когда читаете, невольно улыбнулись, и у вас появилась надежда в ваших обстоятельствах.

2) Пусть молитва будет механической, если меня на большее не хватает, но будет. Постоянной, ежедневной. Просьба Христа к ученикам бодрствовать в Гефсимании, очевидно, не была встречена ими с вдохновением. Они уснули. Но раз Господь сказал, что нужно продолжать бодрствовать при любых обстоятельствах, значит, это важно. Значит, это в духовном мире работает. В молитве я продолжаю повторять, что ранами Иисуса Христа я исцелен и благодарю Его за чудо моего полного восстановления.

3) Нужно работать не только со своим духом, своими мыслями, но и со своим телом. Постоянно развивать навыки самообслуживания, насколько это возможно. Мы должны следить за тем, чтобы максимально избегать зависимости от помощи окружающих. Это будет повышать нашу самооценку и поможет чувствовать себя частью сообщества ценных для нас людей и не быть для них обузой.

4) Найти для себя новые цели, достигая которых мы можем приносить пользу другим людям. Мне очень помогает возможность писать тексты для сайта нашего Союза. Я веду телеграм-канал. Свободного времени стало больше, и я стал заниматься тем, что мне интересно - изучаю культурное, творческое, религиозное наследие, оставленное нам великими людьми прошлого. Например, я узнал, что у Папы Римского есть пинакотека - музеи Ватикана с 7 километрами художественных галерей, которые являются одними из крупнейших в мире. Оказывается, у этих галерей есть чётко сформулированная и прописанная миссия. Я нашёл это на сайте Ватикана и перевёл. И был основательно удивлён, так как полагал, что способность видеть искусство как проявление Небесной славы - это прогрессивный взгляд протестантизма, а оказывается Ватикан видит так мир очень давно и осознанно. Вот, прочитайте:

«Ватикан рассматривает искусство не только как свидетельство красоты творения, но и как инструмент евангелизации. Церковь через искусство — музыку, архитектуру, скульптуру и живопись - объясняет и истолковывает откровение. Давайте посмотрим на Сикстинскую капеллу: что сделал Микеланджело? Он проводил работу по евангелизации. В средневековых соборах катехизис заключался в каменных скульптурах, поскольку люди не умели читать, а учились, рассматривая скульптуры. Церковь употребляла искусство для демонстрации чуда Божьего творения и достоинства человека, созданного по Его образу и подобию, а также силы смерти и красоты Христова воскресения, несущего возрождение пораженному грехом миру. Следовать за Христом это не только верно, но и прекрасно, способно наполнить нашу жизнь радостью даже в житейских трудностях. В этом смысле красота искусства представляет собой способ встречи с Господом. И если у Папы и есть музеи, то по этой причине! Потому что искусство может быть необыкновенным средством для простого возвещения людям всего мира благой вести о Боге, Который сделал Себя Человеком для нас, потому что Он любит нас. И это красиво! Искусство имеет внутреннее спасительное измерение и должно быть открыто всему и каждому, предлагая всем утешение и надежду». Прекрасно сказано, не правда ли? Найдите то, что вам интересно и займитесь этим, чтобы жить, а не выживать. Чтобы развиваться, а не деградировать. Чтобы прожить наши дни с Небесным смыслом и пользой, а не превратиться в личность, которой неприятно от самого себя.

Написал не теорию. Испытано и проверено на себе. Когда будете в Сочи, зайдите на чаёк, пообщаемся. Если интересно, подпишитесь на мой телеграм-канал. Мы там, в разной степени здоровые люди, общаемся о светлом и добром.

Автор: Андрей Онищенко

Другие статьи автора
Меня спросили: можно ли христианам наряжать ёлку на Новый год. Я полагал, что такой вопрос среди современных евангельских верующих давно не стоит.
Я думаю, что в этом сокрыто определённое Божье намерение.
Однажды на Хэллоуин я оказался в Голливуде. Я не слежу за датами подобных «праздников», но в тот вечер сразу понял, что происходит что-то ненормальное.
Мы знаем 2 и 3 главы книги Откровения как великий перечень Божьих обетований для каждой церкви о приготовленной им победе.
Итак, мы подходим, пожалуй, к самому неожиданному наставлению Апостола Петра, которое он даёт относительно проповеди Царства. Оно звучит так: «Царя чтите». 
Принятие суверенности Бога — это глубокое почтение к Его власти и абсолютное доверие Его любви. Это согласие с тем, что Бог говорит о Себе независимо от наших обстоятельств.
Люди сейчас стали начитанными, образованными и требуют к себе уважения. Не скажу, что образованными значит воспитанными, поскольку больше требуют уважения - в кассах, в транспорте, в учреждениях, собственно, везде - нежели готовы сами его проявлять.
В этом тексте речь не идёт об идеализации национальности, которая упоминается в нем.

© 2006—2024. Централизованная религиозная организация Российский объединенный Союз христиан веры евангельской (пятидесятников)

Работает на Cornerstone